Ибрагим Лебузов: Наркотики перестали быть модными

Кыргызстан находится в центре мирового наркотического трафика, что имеет прямое влияние на распространенность химических дурманящих веществ в республике. По официальной статистике, число людей, употребляющих тяжелые наркотики, растет угрожающими темпами. Государство не спешит решать проблему наркомании, которая охватывает все социальные и экономические слои населения. Проблема химической зависимости заботит больше иностранные организации, которые поддерживают различные программы по предотвращению и сокращению этой эпидемии. Об особенностях работы с героиновыми наркоманами в интервью "ВБ" рассказал президент Общественного фонда "Ранс Плюс" Ибрагим Лебузов.

- Ибрагим, почему свою жизненную энергию направили на помощь именно наркоманам?

- Сначала я помогал людям, злоупотребляющим спиртным, поскольку сам являюсь завязавшим алкоголиком. Потом мне предложили поработать в проектах, направленных на профилактику ВИЧ-инфекций. Уже восемь лет работаю в этом направлении.

- И чем занимается ваша организация?

- Общественный фонд "Ранс плюс" работает в сфере профилактики ВИЧ-инфекций, туберкулеза и гепатита C среди таких уязвимых групп, как наркопотребители, секс-работницы и мигранты. Основная же работа направлена на людей, зависящих от тяжелых наркотиков, в частности героина. Мы работаем в Свердловском районе Бишкека и Аламудунском районе Чуйской области. Дело в том, что общественных организаций, которые занимаются подобными проблемами, немало. Чтобы не мешать друг другу, мы разграничили зоны ответственности.

По статистике, основная масса ВИЧ-инфицированных – это наркопотребители. Наша задача не дать этой эпидемии вырваться за пределы группы риска. Для этого мы раздаем одноразовый инструментарий – шприцы, спиртовые салфетки и средства контрацепции.

- Основная причина распространения ВИЧ-инфекции в обществе – это наркомания или все же незащищенные половые связи?

- Пока что наркопотребители, но в последнее время все чаще появляются ВИЧ-инфицированные люди, которые заразились половым путем. Это очень тревожный сигнал. Для работы с этой группой риска реализуется проект Глобального фонда. Нужно отметить, что наркоманы и секс-работницы входят в одну группу риска, поскольку у каждого наркомана есть сожительница, которая нередко занимается проституцией. И здесь уже не разберешься, кто кого заразил. Поэтому первое, что делают наши сотрудники, это говорят о путях передачи ВИЧ и о профилактике.

- Вы работаете и с бывшими заключенными. Среди них тоже большинство наркоманы?

- Необязательно. У нас работает реабилитационный центр на 10 человек. Находиться в данном центре могут только бывшие осужденные (это единственное условие), но внутри этой категории есть и бывшие наркопотребители. Мы помогаем им социализироваться в обществе, восстанавливаем паспорт, поддерживаем в поиске работы, получении образования. Наркопотребление запрещено в реабилитационном центре, как и употребление алкоголя. Правила там очень строгие. В случае нарушения следует исключение из программы. Конечно, мы не выкидываем нарушителей на улицу, а определяем в специальные центры. Наш реабилитационный центр - это пилотный проект Евросоюза, и пока ему только полтора года.

По этой программе помощь уже получили 29 человек.

- Как вы решаете, кому нужна ваша поддержка, особенно если учесть, что такие люди очень неохотно идут на контакт?

- Начинаем сотрудничать с теми наркопотребителями, которые более или менее нам доверяют. Они начинают распространять информацию о нас, и потихоньку цепочка растет.

- В чем главная сложность вашей работы?

- Наркоманы боятся куда-то идти, расписываться, называть фамилию. Да и в обществе существует стигма по отношению к ним. Также возникают проблемы с медицинским обследованием. Наркоманам закрыт доступ к медицине, в обычных клиниках их нередко просто отказываются принимать. Мы вынуждены были в свою программу внести понятие "мультипрофильная команда", куда входят врачи и наши соцработники. Задача такой команды - открыть доступ наркопотребителю к медосмотру.

- В вашей практике бывали случаи, когда героиновые наркоманы вылечивались?

- Всего 15-20 примеров, когда люди вообще завязывали с наркотиками. Для всех прочих предлагаем заместительную терапию метадоном. Сейчас неправительственный сектор борется за то, чтобы эта программа заработала в полной мере. Когда ее запускали, на пунктах выдачи метадона были и соцработники, и психологи, которые работали с наркоманами. Ремиссия тогда наступала раньше и была более устойчивой. Надо понять, что наркопотребление – это хроническое заболевание, которое надо лечить. К примеру, в Китае в 1970-е - начале 1980-х годов наркоманов публично расстреливали. Такая мера ни к чему не привела.

Заместительная программа заключается в том, что каждый день наркоману выдают раствор. Употребляя его, он не чувствует тяги к наркотикам, не испытывает ломки, но в то же время нет и наркотического дурмана, человек идет и нормально работает. Четыре года назад ко мне пришла работать девушка-наркоманка, тогда она только вступила в метадоновую программу. Сейчас у нее своя организация, она реализовывает проекты. Потихоньку она сокращает дозу. Если эту программу правильно настроить, то это становится мостиком между наркопотреблением и ремиссией.

- Вы согласны с тем, что наркомания – это социальная болезнь?

- На самом деле сейчас не только героиновую, но и алкогольную зависимость, игроманию, сексоголию нужно рассматривать в четырех плоскостях. Нельзя говорить, что это только социальная зависимость, есть также биологическая предрасположенность. Не забывайте и о социальных условиях. Существует еще и психологическая зависимость. У всех людей разный психотип. Как правило, алкоголизму и наркомании подвержены холерики. Немало среди алкоголиков образованных людей. Наркопотребители же – активные, любознательные товарищи, которые не умеют решать свои проблемы, или выросшие дети, выращенные в тепличных условиях.

- Вы пробовали устраивать на работу наркоманов, которые приходят за помощью в ваш фонд?

- Устроить на работу наркопотребителя очень сложно, поскольку он не может быть дисциплинированным. Наркоман может не прийти на работу, может начать воровать, если не хватает средств на очередную дозу.

У меня работают наркозависимые, и я знаю, что с ними очень сложно. Прежде чем я завоевал их доверие, прошло много времени. Они понимают, что я понимаю их образ жизни и всегда стараюсь быть честным. Наркозависимые люди это ценят, более того, я всегда с ними на равных. Я завоевал их доверие и теперь могу с ними работать как руководитель.

- Были случаи, когда наркозависимые люди отказывались от вашей помощи?

- Многие отказывались от помощи. Особенно, если они еще не потеряли социальные связи. Как правило, к нам приходят те, от кого уже все отвернулись. И когда мы проявляем человеческое уважение и сопричастность к ним, наркоманы чувствуют это, понимают и ценят. Те, кто еще не полностью асоциален, приходят ради любопытства. Им хочется посмотреть, получить информацию. Им нет смысла светиться. Таких много.

- Часто ли семьи отказываются от наркозависимых людей?

- Часто. Но есть и противоположные случаи. У меня перед глазами до сих пор стоит картина, когда ко мне в лютые морозы пришли две женщины – мать и жена наркомана. На матери были тапочки, а на снохе - сланцы, притом, что снега на улице лежало сантиметров 25. Я спросил их: "А может пора заняться и собственной жизнью?" Есть такое понятие – созависимость, когда жены наркоманов отрываются от социума, даже если сами наркотики не употребляют.

- Помимо нераспространения ВИЧ-инфекции, чем полезен для общества ваш фонд?

- Я приведу один пример. Мы очень долго уговаривали одного героинового наркомана вступить в метадоновую программу, и по прошествии какого-то времени он согласился. Через полгода он начал ходить на работу, приносить домой деньги. К нам пришла его мама, чтобы нас поблагодарить. Женщина была счастлива оттого, что дома стали нормально питаться, младший сын начал хорошо учиться, бывшая сноха решилась отпускать внука погостить к ним. То есть, уговорив одного наркомана вступить в программу, мы смогли хотя бы немного наладить жизнь сразу четверых людей.

- Как можно сократить распространение наркомании?

- Нам нужно обратить особое внимание на социальную жизнь в Кыргызстане. Общество давно потеряло сочувствие друг к другу, открытость, дружбу и любовь. Все стало продаваться и покупаться. И я рад, что в последнее время представители православия и ислама начинают предпринимать какие-то действия. Общество задумывается над тем, как оно живет. Сейчас наркотики перестали быть модными, это радует. Но государству необходимо заняться проблемами наркомании.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД