Кожогулов: Бишкекчане загрязняют экологию хуже горных компаний

Директор проектно-исследовательского центра "Кен-Тоо", член консорциума экспертов по разработке среднесрочной и долгосрочной стратегий развития горнодобывающей промышленности Бакытбек Кожогулов рассказал "ВБ" о реальном воздействии компаний на окружающую среду. И высказал свое отношение по поводу сопротивления местного населения работе инвесторов.

- Прежде чем говорить о воздействии производства на экологию, расскажите, устарели ли в Кыргызстане действующие экологические нормы?

- Мы руководствуемся советскими или российскими нормами. Возможно, какие-то из них жесткие, какие-то – нет. В общем, их нужно периодически пересматривать. Для этого нужно проделать огромную работу, но в Кыргызстане нет соответствующих условий, в частности, не так много сертифицированных лабораторий и соответствующих специалистов.

Следует пересмотреть подход к штрафам за нарушения. Бытует мнение, что нарушителю дешевле заплатить штраф, чем соблюдать законодательство. Но госорганы должны быть заинтересованы не в лечении болезни, а в ее недопущении. Для этого нужны новая правовая база и новые методики расчета.

Другие материалы о стратегии развития горнодобывающей отрасли читать здесь.

В настоящее время серьезная проблема в том, что в 2010 году отменили ряд норм, но новые не приняты до сих пор. Поэтому Гостехэкоинспекция пользуется теми, что уже не действуют, потому что других нет. Это порождает судебные иски со стороны недропользователей. При серьезных конфликтах инвесторы во многом могут оказаться правы. Пока же никто не знает, как правильно работать.

- Довольно много поступает противоречивой информации во время конфликтов с местным населением. Чем могут навредить экологии поисковые и разведочные работы?

- Поисковые - фактически ничем. При разведке начинают работать буровые станки, меняется ландшафт, срезается почвенно-растительный слой. Бывает, что часть месторождения заходит на пастбище, поэтому недропользователь обязан сначала провести трансформацию земель. И только потом работать, заплатив компенсацию за ущерб, упущенную выгоду, если пастбища или сельскохозяйственные земли переводили в промышленные категории.

Существует вероятность того, что недропользователи могут загрязнить воду, если не будут соблюдать элементарные правила безопасности и сливать отходы в реку.

- А при добыче?

- Воздействие идет на все. Но серьезные последствия могут быть только если не соблюдать правила безопасности, как экологические, так и производственные, например, предельно допустимые концентрации по пыли, бесконтрольно сжигать топливо и прочее.

Нужно учитывать, что любое производство портит экологию.

Открывающие производство инвесторы прекрасно знают, какой ущерб могут нанести экологии их деятельность. Поэтому стараются принимать самостоятельно довольно много мер, чтобы воздействие на окружающую среду было минимальным, например, обеспыливают участки, отслеживают загазованность. Производство стараются устраивать удаленно от населенных пунктов, по крайней мере соблюдая санитарно-защитную зону. Никто не работает так, чтобы намеренно навредить населению.

Есть вероятность загрязнения воды, но нужно сливать в реку только после очищения. В проектных решениях это обязательно предусматривается, далее проводится мониторинг, чтобы не превышалась предельно допустимая концентрация вредных примесей.

Если говорить о разработке золотого рудника, то для извлечения золота используют цианидную, флотационную и другие технологии. Что касается цианидов, то он вреден при высокой концентрации, а именно при непосредственном контакте и взаимодействии, но разлагается в естественной среде. Цианиды проходят определенную стадию обезвреживания до складирования хвостов в обогащениях в специализированных хвостохранилищах. Кстати, цианиды есть в сигаретах.

Также, например, в реку может упасть бензовоз, тогда по воде пойдет нефтяное пятно. И от этого вреда может быть больше.

- Местные жители часто жалуются на радиацию, из-за которой якобы рождаются животные-мутанты и люди болеют.

- Что касается воздуха, то нужно учитывать фоновую радиацию – ее уровень до разработки месторождения. То есть недропользователь должен знать, каков был уровень радиации до начала работ. И важно – активно информировать об этом местное сообщество. Таким образом, можно избежать обвинений, что неожиданно радиация появилась.

Как правило, недропользователи делают замеры. Тем более радиация сказывается на работниках предприятия, поэтому важно знать ее уровень. Но не все компании настолько ответственно могут подходить к этому, это тоже надо признавать.

Вообще повышенный уровень радиации имеется на урановых или угольных месторождениях. Если на угольных рудниках радиация превышает предельно допустимую концентрацию, то уголь нельзя добывать. При добыче золота повышенный уровень радиации возможен, если рудник находится около уранового месторождения.

В настоящее время из золотодобывающих компаний работают Кумтор, Макмал и Иштамберды, на остальных месторождениях проводится разведка или вообще работы не ведутся, поэтому воздействие на окружающую среду небольшое.

Подчеркну, что в Бишкеке больше вреда экологии приносят горожане со своим автотранспортом.

- Как недропользователь может повлиять на снижение урожайности?

- Если есть санитарно-защитная зона, то на урожайность работа разработчиков сильно не влияет. Норма по санитарно-защитной зоне соблюдается у нас в обязательном порядке. Если не соблюдается, то это считается нарушением, поэтому госорганы должны наказывать такие компании.

Если месторождение находится около населенных пунктов, то государство должно принять решение: не разрабатывать рудник, следовательно, не давать на него лицензию или если лицензия выдана, то обязать внедрять более чистые технологии.

В Кыргызстане большая часть месторождений находится высоко в горах, поэтому о полях говорить не приходится. Соответственно, на урожайность деятельность недропользователей не может влиять.

Есть вероятность того, что разработчики будут загрязнять воду, которой поливают поля и употребляют для бытовых нужд. Но компании стараются соблюдать меры безопасности. Они вкладывают сотни миллионов долларов, поэтому рисковать не станут, т. к. понимают, что из-за утечки вредных примесей и попадания в экосреду предприятие могут закрыть.

- В чем тогда основная проблема конфликтов с населением?

- И в нормах, которые должны пересматриваться, и в госорганах, призванных контролировать деятельность недропользователей, и в самих разработчиках.

Большая проблема в неинформированности населения. Госорганы должны рассказывать, что на определенной территории планируется производство, которое повлечет за собой какие-то выгоды, но окажет воздействие на окружающую среду. Нужно объяснить, много ли преимуществ получит местное население.

Никто не отменяет коррупцию, когда нарушители законодательства договариваются с чиновниками и продолжают не соблюдать законы.

- Одинаков ли ко всем подход со стороны государства?

- Полагаю, что нет. В настоящее время при поддержке USAID Reforma группой специалистов разрабатываются формы отчетности для недропользователей и если новые документы внедрят, то предполагается, что деятельность горнодобывающих компаний станет более прозрачной.

- Негативно относится население к китайцам, которые, по мнению, жителей не соблюдают нормы.

- Если государство не в состоянии увидеть недобросовестные компании, которые не соблюдают нормы, виноваты тут больше мы сами. Китайские компании приходят в Кыргызстан, потому что уходят австралийские, канадские и другие инвесторы, работающие по международным стандартам. А они уходят из-за политической нестабильности.

Местные жители не принимают никого, хотят жить как живут. При этом требуют выплат пособий, пенсий и заработных плат, строительства инфраструктуры и соцобъектов. А делать для этого ничего не намерены. Все хотят получать блага за счет "Кумтора".

В настоящее время есть случаи, что как только серьезная компания начала работать, то жители возмущенно стали взывать к властям: "Вам дороже золото или люди?" Но вопрос в корне неверный, деньги от производства поступают в экономику, за счет чего платятся зарплаты и пенсии. Деньги в Кыргызстан могут поступать или из экономики, или от гастарбайтеров, или от кредиторов.

Наша молодежь уезжает в поисках заработка и трудится на самых плохих производствах России и Казахстана, теряет там здоровье, доживая свой век здесь инвалидами. А пока молодые люди присылают деньги, их родители тут тои устраивают. Ради чего и кого молодежь к 30 годам начинает страдать больными суставами и спинами? Могли бы и здесь работать.

Это проблема государства, когда население жалуется, что в Кыргызстан приезжают "плохие китайцы". Это не значит, что нужно не давать им работать в стране. Нужно их обязать работать по нашему законодательству, контролировать их деятельность честно и чисто.

При этом не только китайские компании могут не соблюдать законодательство. Более того, есть крупные государственные компании из КНР, которые работают по международным стандартам, используют новые технологии. Они пребывают в шоке, приезжая в Кыргызстан, где законов или нет, или они не работают. И кругом за все надо "дополнительно" платить.

Например, в Турции проверяющие выезжают на месторождение еженедельно. Происходит такая ротация, что инспекторы не знают, куда поедут на следующей неделе. Если проверяющий нашел нарушения, которые до него не были обнаружены, то наказывают также его предшественника, не заметившего недостатки.

- Бытует мнение, что китайские компании не работают по проектам.

- Китайские и не только компании обязаны работать по проектам, т. к. это предусмотрено законодательством. Многие заказывают их в Китае, там отражаются технические моменты. Потом проекты адаптируют у нас, чтобы они соответствовали нашему законодательству и включали разделы по технической, экологической, промышленной безопасности, после чего документы проходят экспертизы.

Если мы говорим, что китайцы нехорошие, то мы еще хуже, раз допускаем серьезные нарушения вплоть до вредительства в нашей стране. Если недобросовестный инвестор – это вор в чужом доме, то недобросовестный чиновник – вор в своем доме.

Если бы мы были хорошими, то все были бы хорошими: необходимо ответственно следить за выполнением норм вплоть до уголовной ответственности.

Так что не нужно валить все с больной головы на здоровую.

Иностранцы могут так мыслить: поработать, заработать деньги и свалить. И если нам не все равно было бы, то мы не допускали бы и не проглатывали нарушения. Все начинают вспоминать о "плохих китайцах", когда выходит местное население с возмущениями. И тогда мы переваливаем ответственность на китайцев со словами, что мы ничего не видели и ничего не знаем о нарушениях. Бред, что мы все хорошие, а китайцы – все плохие.

Нет в принципе идеальных компаний, все хотят заработать деньги, но нужно работать по закону. Чтобы контролировать деятельность инвесторов, существуют как раз соответствующие госорганы.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД