Ситуация с декретами начала возвращаться в правовое русло

Пас в сторону правительства

Через четыре года после апрельских событий 2010 года, когда пришедшее к власти временное правительство наштамповало декреты о национализации, владельцы нескольких объектов пытались вернуть свое имущество. И добиться признания, что отобрано оно было незаконно. Суды иски рассматривать отказывались: с юридической точки зрения декреты – это ничто, т. к. ни в одном законе такого слова нет. А как ничто можно рассматривать?

Помимо судебных инстанций, владельцы национализированного имущества обивали пороги правительственных органов, Фонда по управлению госимущества и всех, кто мог бы им помочь.

К сожалению, этот поиск справедливости в чиновничьих глазах и умах не принес какого-либо результата, поскольку временное правительство давно распущено и прекратило свое существование. Прямых правопреемников у него не осталось, поскольку в 2010 году ВП вобрало в себя функции всех ветвей власти, за исключением, пожалуй, судебной. Однако никто из действующей системы государственного устройства не оказался наделен полномочиями принимать акты в форме декретов и, следовательно, не имел полномочий их корректировать каким-либо образом.

В условиях такой правовой коллизии все взоры обратились в сторону Конституционной палаты. Владельцы имущества, которое "бульдозер революции" Азимбек Бекназаров посчитал бакиевским и на том основании отобрал у законных владельцев, ждали не один год, когда же судьи КП возьмут на себя смелость заняться революционными документами 2010 года.

11 июля состоялось рассмотрение обращений субъектов, собственность которых была национализирована декретами ВП. Среди заявителей были United Cement Group PLC (владельцы ЗАО "Кантский цементный завод"), общества с ограниченной ответственностью "Эмгек Курулуш", "Ташкомур", "Пансионат "Витязь", "О.К.К.В." и граждане Калимова, Байгобылова, Баева и другие. Все они просили Конституционную палату Верховного суда оценить декреты на предмет их конституционности.

Поэтому недавнее решение КП, касающееся декретов временного правительства, про которые четыре года спустя многие позабыли, стало историческим.

И, видимо, чтобы подчеркнуть исторический момент, члены КП только пять страниц посвятили сухому решению, написанному юридическим языком. Остальные 15 занял философский трактат: мысли о миссии революции и обосновании политического кризиса, когда действия "разворачиваются по собственной логике"; рассуждения о легальности и легитимности временного правительства; демагогия о природе частной собственности.

Такая "мини-диссертация по философии юриспруденции" была попыткой оправдать и объяснить резюме: декреты признаны бессмысленной бумажкой, порожденной революционным экстазом, а правительству предложено все правильно узаконить, чтобы в случае чего собственники имущества могли действовать в правовом поле.

Дословно же решение звучит так:

1. Вопросы о конституционности декретов №121, 46, 77 и 18, а также любых других декретов ВП содержат вопросы о праве, которые выходят за рамки правового анализа и не могут быть рассмотрены в рамках конституционного или любого другого судопроизводства.

2. Правительству КР необходимо принять меры по разрешению вопросов о восстановлении и защите имущественных прав собственников в случаях, если они были затронуты действием оспариваемых актов или других декретов ВП (рассмотрение вопросов возможности выплаты возмещения, определение размера возмещения и порядка его выплаты, решение других соответствующих вопросов).

3. Правительство КР должно по результатам исполнения пункта 2 инициировать принятие в установленном порядке актов о национализации частного имущества в форме законов и тем самым обеспечить собственника возможностью обратиться в судебную систему для защиты своих прав (в рамках конституционного или другого судопроизводства).

Проще говоря, опираясь на декреты, которые деликатно названы "решениями, выходящими за рамки правового анализа", анализировать эти решения невозможно, поскольку в них ноль правового смысла, значения или содержания. С юридической точки зрения они ничтожны.

Во втором параграфе идет речь о том, чтобы правительство подумало, как вернуть ситуацию в правовое поле. В третьи параграфе судьи КП советуют после обсуждений заняться законотворчеством. Таким образом декреты будут замещены нормативно-правовыми актами. Например, возможна разработка закона под каждый декрет о национализации, чтобы собственники могли обратиться в суд, а он, в свою очередь, имел возможность сослаться на этот самый закон и принять решение: вернуть отобранное имущество или компенсировать деньгами, т. е. перенационализировать, но уже в форме законов.

Получается, юридически Конституционная палата нашла решение, чтобы вернуть затянувшийся спор между государством и частниками в правовое русло. Члены КП поставили все на свои места, насколько это было возможно в сложной и неоднозначной ситуации.

Теперь осталось дело за правительством, которое обязали "принять необходимые меры".

Для владельцев имущества ключевым является то, что подтверждено конституционное право на защиту собственности и на компенсацию в случае ее изъятия.

Однако остаются опасения, что после появления законов о национализации, которые владельцы объектов могут оспорить, какие-нибудь особо ретивые политики предпримут очередной крестовый поход на национализацию. Сама ситуация такая совершенно абсурдна, но юридически возможна. Зная весьма оригинальных депутатов, чем черт не шутит. Вдруг кто-то позарится на коттедж какой-то женщины в пансионате "Витязь" или на 13% ЗАО "Кантский цементный завод", на которые Азимбек Бекназаров покушался еще после "тюльпановой революции" 2005 года. Он же не раз предпринимал попытки в разные годы взобраться на политически-финансовый пьедестал за счет лозунгов о национализации. Кто знает, может быть, и в этот раз захочет о себе напомнить таким способом.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД