Конституция: а надо ли ее снова менять?

В кыргызском обществе почему-то сформировалось и господствует мнение, будто авторитаризм (пусть в идеале и просвещенный) можно обуздать лишь путем внесения поправок в Конституцию, однако практика показывает, что все предыдущие 8 изменений Основного закона вели только к усилению действовавшей на тот момент власти, так как ей очень легко отклонять чужие предложения, а своим широко открывать дорогу.

Но и за время с 2010 года разными политиками, партиями и другими инициаторами уже было предложено несколько вариантов изменения Конституции, однако все они настойчиво отклонялись по очень серьезной причине – когда на референдуме 27 июня 2010 года принималась действующая Конституция, было решено не вносить в нее поправок до 2020 года.

Но когда власть решила сама изменить конституцию через референдум, совмещенный с выборами, никакие запреты остановить ее не могут. Глава аппарата президента Данияр Нарымбаев, выступая 30 марта по ОТРК в программе "Неудобные вопросы" радио "Азаттык", заявил, что современный мир меняется, возникает много новых вызовов, поэтому необходимо их упреждать, так как все эти вызовы в сумме могут оказать сильное негативное влияние на кыргызскую государственность.

По его словам, никто не должен ограничивать право народа вносить поправки в Конституцию, а мораторий наложен на изменение только некоторых ее разделов. В действительности же, статья 2 специального закона "О введении в действие Конституции КР" включает в себя декрет Временного правительства №39 от 19 мая 2010 года, статья 4 которого накладывает запрет до 1 сентября 2020 года на изменение шести разделов Конституции, кроме первого, второго и девятого, то есть, разрешения на изменения все-таки нет.

Однако важнее другое. Кто же в стране будет соблюдать законы и правила, если власть сама же их нарушает? Конституция все-таки – особая ценность для современной кыргызской души. Аскар Акаев и Курманбек Бакиев не обещали не менять Конституцию, поэтому легко ее кромсали, и именно в противовес такому произволу новая власть придумала мораторий.

Нарымбаев также объясняет, что нынешний порядок назначения акимов, например, сильно ограничивает полномочия и настроение премьера, который к тому же не имеет сейчас права снимать с должности членов правительства и мэров, этим обеспокоены и партийные фракции в парламенте. Однако с чего это вдруг президент и лидеры фракций начали беспокоиться о полномочиях глав правительства, которых они меняют как перчатки?

Проблема проясняется, если представить такую гипотетическую ситуацию, что к 2017 году в стране будут завершены все юридически и практически необходимые процедуры для превращения страны в более или менее действующую парламентскую республику, в которой первым лицом государства действительно станет премьер, и этот пост должен занять нынешний президент.

Другие предлагаемые к принятию через референдум поправки, как нам кажется, гораздо менее важны и предлагаются больше постольку, поскольку. Президентской ветви не очень и нужны дополнительные полномочия, все что было необходимо, она уже официально и неофициально получила, ей сейчас важнее другое – расширить полномочия премьера до максимума так, чтобы они начали реализовываться в 2017 году.

Остается только найти такого кандидата, который, став президентом после Алмазбека Атамбаева, предложит его в премьеры. На эту роль претендуют многие – один безынициативнее другого, но каждый тише воды и ниже травы – только такие качества в них ценятся, лелеются и холятся. А став реальным премьером, об ограничении сроков правления можно уже не беспокоиться.

Подробности читайте в пятницу, 3 апреля, в газете "Вечерний Бишкек"


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД