Эксперт: В КР употребляют контрабандные и фальсифицированные лекарства

Всемирная организация здравоохранения констатирует: мошенничество в области здравоохранения достигло огромных масштабов по всему мире. Предположительно, $415 млрд теряется из-за мошенничества и коррупции в системе здравоохранения, что составляет около 8% общих расходов на глобальное здравоохранение. Критическим признается уровень мошенничества на рынке лекарств. А какова ситуация на фармрынке Кыргызстана? Об этом наш разговор с консультантом Минздрава по вопросам доказательной медицины Бермет Барыктабасовой.

- Бермет Касымбековна, удалось ли Кыргызстану избежать проблем, характерных для мирового рынка лекарств?

- Кыргызский рынок не может избежать влияния внешнего мира. Кроме того, по многим причинам, но прежде всего из-за неэтичного продвижения медицинских услуг, люди стали меньше доверять врачам. И около 40% пациентов начинают лечиться сами. Они идут в аптеки, где аптекари - частные предприниматели, и их цель – сбыть товар, в данном случае лекарственную продукцию.

В результате болезни стали источником колоссальных доходов. Произошла подмена понятий "болезнь" и "лечение". Грань между здоровьем и нездоровьем размыта. И вот уже естественные признаки старения или границы нормы позиционируют как патологию или болезнь. Так и лечение, в частности лекарства, могут оказаться совсем не тем, чем кажутся. Симптомы заболевания также считаются отдельной "болезнью", и к ним подбираются отдельные "лекарства". Например, выпадение волос преподносится так, будто надо лечить этот признак. На самом деле это симптом разных состояний - от легких до опасных. От дефектов ухода за волосами, дисбаланса в питании до симптомов сифилиса (очаговая алопеция) или следствия химиотерапии.

Расходы населения на охрану здоровья в Кыргызстане в 2000 году составляли 1,5 млрд сомов, а в 2009-м уже 5,6 млрд сомов, из которых 3,2 млрд сомов (60%) были использованы на приобретение лекарственных препаратов. Оборот лекарственных средств в 2013 году составил почти 10 млрд сомов. В структуре расходов людей старше 50 лет затраты на лекарственные средства составляют около 1/3 дохода.

При этом лекарства приравнены к товару. Хотя изначальная их функция лечить, а не приносить прибыль. И все проблемы рынка связаны с этим. Пока есть болезнь, человек будет покупать лекарство. Производитель это знает и будет стремиться удерживать цену и даже постарается добавить стоимость. На старое лекарство добавит наклейку, упаковку модернизирует... И сразу цена вырастет. И это не самая большая проблема.

- А какая самая большая?

- Критический вопрос – это качество лекарств. Потому что исследования их безопасности, эффективности – это всегда большие затраты для производителя. Дисбаланс между необходимостью в лечении, качеством лекарства и желанием его продать показывает добросовестность производителя.

В погоне за прибылью лекарство могут незаконным способом тиражировать, например, сфальсифицировать. Фальсификаты зачастую не содержат действующего вещества, либо содержат, но в неадекватном количестве. В одной из африканских стран выявлено, что вместо контрацептивов в капсулах продавали муку. По данным ВОЗ, ежегодно миллиарды долларов теряются вследствие того, что вместо лекарств продаются другие вещества. Это уже криминальная фармпромышленность.

За это преступление предусмотрено наказание. Однако таких дельцов судят за мошенничество, а не за убийство или причинение вреда здоровью, а ведь некоторые лекарства-фальсификаты могут быть смертельно опасны. А тяжело больной человек может умереть, получив лекарство-пустышку. Понять постфактум, что способствовало смерти пациента, довольно сложно.

С бесконтрольным применением лекарств связана еще одна проблема – самолечение. Рецепта на почти любой препарат в аптеке, несмотря на действующий закон о рецептурном отпуске, никто не попросит. В Кыргызстане почти все лекарства в широком доступе: рецептурные они или безрецептурные (кроме списка наркотических и психотропных средств и др). Этот нонсенс всегда удивлял коллег из европейских стран. К сожалению, в Кыргызстане давно установилась эра лекарствомании, когда наблюдается бесконтрольное потребление лекарств населением. Невооруженным глазом видно, что аптечный бизнес – один из самых распространенных и прибыльных видов коммерции в стране.

Еще одна серьезная проблема глобального фармрынка – это контрабанда. Когда незаконно ввозят, подделывают не лекарство, а документы, либо их вообще нет. Контрабандой могут привезти лекарство, которое в стране не зарегистрировано. Или тот же фальсификат. Фармкомпании жалуются, что приходят в аптеку и видят под своим брендом лекарство с подделанной этикеткой или упаковкой.

В последнее время Интерпол проводит регулярные масштабные операции, в которые включены десятки и сотни стран по поимке фальсификатов в мировом масштабе. Конечно, в результате выявляются в большом объеме контрафактные партии, упаковочные материалы для подделки, аптеки, склады, производственное сырье неизвестного происхождения на сотни миллионов долларов.

Чтобы обезопасить своих граждан государство должно иметь строгие регуляторные фильтры. Это как с питьевой водой. Если нет хороших фильтров для питьевой воды, то воду придется пить из канализации.

- Есть ли возможность у нашего Департамента лекарственного обеспечения и медицинской техники бороться с контрабандой и фальсификатом?

- На это у ДЛОи МТ нет ни времени, ни ресурсов. Не может сотрудник запомнить в точности все этикетки 5,5 тыс. лекарств на рынке. Копий всех оригинальных этикеток у них с собой нет. К тому же о проверке объекты предпринимательства, в т.ч. аптеки, по закону необходимо предупреждать за 10 дней. Мошенникам в сфере лекарственного обращения это на руку. Поэтому выявленные Департаментом во время плановых проверок нарушения – это мизер по сравнению с реальной картиной. Это признак, что фильтр работает слабо или недостаточно хорошо. Когда в стране полно небезопасных, некачественных, дорогих и малоизученных лекарств, а нужных и эффективных нет, то это говорит о недостаточной работе уполномоченного госоргана.

Когда разрабатывалась новая Государственная лекарственная политика, представители фармрынка говорили, что проблем контрабанды или фальсификации лекарств в Кыргызстане почти нет. Мол, это всего лишь менее 3-4%. Но реальная картина неизвестна. Не может того быть, чтобы в мировом масштабе фальсификация и контрабанда лекарств признана глобальной критической проблемой, а у нас все хорошо. По данным экспертов ВОЗ, более 60% лекарственных средств на кыргызском рынке неизвестного, а значит, негарантированного качества. Теневые ресурсы, по прогнозам, могут составить сотни миллионов сомов.

У нас много лекарственных средств, которые не входят в международную фармакопею. У них нет международных названий. То есть эти лекарства присутствуют только у нас. И в Интернете их трудно найти. Единичные упоминания от фирм-производителей.

Известна ситуация, когда лекарства в стране стоят в несколько раз дороже, чем в соседних странах. Например, врачи и пациенты онкологии отмечают, что в Турции некоторые онкопрепараты стоят $30, в России $50, а в Кыргызстане уже $150.

- Почему так происходит? Производитель-то один и тот же.

- Потому что нужны усилия регуляторного органа. Государство как самый большой закупщик (40%) очень интересен продавцам-фармпроизводителям. Правительства следят, чтобы не было ценовых перекосов, сравнивают с другими странами, устанавливают планку, выше которой розничная цена быть не должна. В Кыргызстане государство в ценообразование не вмешивается. В результате иной раз накрутка составляет 800%. С 90-х годов рынок отдан бизнесменам, т.к. якобы рынок в Кыргызстане маленький, не интересный для фармкомпаний. Это тоже признак, что в стране не все в порядке и пора менять правила.

Я, как методолог, посоветовала бы признать проблему с лекарствами в Кыргызстане, как это делают во всем мире. У нас есть проблемы с законодательством, с обучением врачей рациональному использованию лекарственных средств, недостатком стандартов и клинических протоколов. Да и навыки сотрудников ДЛОиМТ нужно контролировать и повышать.

Регистрацию лекарств проводят фармакопейный и фармакологический комитеты ДЛОиМТ. Один оценивает техническую производственную часть. А второй – клиническую. Эти два фильтра должны действовать в соответствии с самыми строгими правилами и требованиями, чтобы к нам поступали лекарства гарантированного качества.

Но проверившие качество регистрации эксперты пришли к выводу, что ДЛОи МТ не может гарантировать качества лекарственных препаратов. Так как, согласно заключению рабочей комиссии Минздрава, работа обоих комитетов недостаточна и позволяет принимать во внимание сопроводительные документы низкого качества. Редкий прецедент, чтобы у нас отказали в регистрации из-за плохого качества сопроводительных документов и проведенных клинических испытаний.

Есть биологически активная добавка "Тонгкат Али" с разными вариациями для повышения потенции. В 2012 году в России один из этих БАДов был запрещен к использованию и снят с рынка из-за содержания психотропных и наркотических веществ, что указано на сайте Росздравпотребнадзора. И в том же году через несколько месяцев он был успешно зарегистрирован в Кыргызстане. Причем даже не в качестве БАДа, а в качестве лекарственного средства. И реклама препарата была размещена на основных улицах города. Препарат пользовался огромным спросом.

К слову, мы единственная страна в мире, где БАДы законодательно приравняли к лекарственному средству. К тому же, согласно правилам, клинические испытания на безопасность и эффективность не требуются, а только свидетельства, что они не содержат опасных компонентов! В любой другой стране – это пищевые добавки, которые в любом случае проверяют на безопасность. Врачи между тем говорят, что они могут их назначать, т.к. БАДы прописаны в законе. Порочный круг замкнулся. Но через фильтр доказательной медицины и клинических протоколов подобные средства не пройдут.

Ни в один клинический протокол не войдут неэффективные средства, а тем более БАДы. Это очень небезопасно. Нельзя к лекарствам примешивать свойства, которых у него нет. А мошенники так делают почти всегда. И если ДЛОиМТ будет продолжать пропускать препараты с клиническими испытаниями и низкого качества и сомнительными документами, то страна окажется перед угрозой получить весь шлак, выброшенный из других стран.

- ДЛОи МТ заинтересован, чтобы в стране было больше лекарств, а вот каких, их не интересует, поскольку это хозрасчетная структура?

- Рано или поздно наступит момент, когда нужно будет создавать более качественный и действенный фильтр, а лучше усилить имеющийся. Например, в Казахстане 7 лет назад приняли международную фармакопею. Сейчас они ужесточают свое законодательство, усиливают регуляторную систему, чтобы перекрыть поток лекарств, который выбросит фармрынок стран с сильными фильтрами. Развитые страны понимают угрозу здоровью и экономической безопасности, и на самом высоком правительственном уровне принимаются решения по надзору над фармрынком с самым строгим законодательством. Остается только качественное производство, и производитель несет ответственность, если что-то случается с пациентом. А у нас, если смерть пациента наступает в случае приема лекарства, то кто ответит? Врач? Аптека? ДЛО? Производитель? Дистрибьютер? Таможня?

- Может, легче их закрыть, раз они не гарантируют качество лекарств?

- Никто не говорит, что ДЛОиМТ - ненужная организация. Это сильный инструмент по поддержке доступа к качественным и безопасным лекарствам, хорошая структура, которая должна и работать хорошо. Нужно учитывать, что в разные годы после распада Советского Союза было много разных проблем – объективных и субъективных. Возникла зона, содержащая очень много коррупционных рисков. А лекарственная сфера – одна из самых опасных зон для их роста. Ситуация была пущена на самотек, несмотря на имеющиеся очевидные достижения ДЛОиМТ по управлению и регуляции сферы лекарственного обращения с 90-х годов.

Я хочу заострить внимание на тех усилиях, которые можно было бы предпринять в данное время, чтобы большая часть коррупционных нарушений нейтрализовалась. Вполне реализуемые действия, не требующие больших ресурсов и времени. Прозрачность, открытость, подотчетность, доступ врачей и пациентов к объективной информации о лекарствах… Но этого не происходит, даже несмотря на всю трагичность ситуации и Указ президента по антикоррупционным мерам. Сейчас надо думать о Национальной базе данных лекарственных средств, которая позволит отслеживать каждый шаг движения лекарства, чтобы была известна вся его история от качества производства до употребления пациентом и истекания срока годности: компоненты, субстанция, откуда поступили, какой профиль безопасности.

И отследить, как оно шло далее, в какую больницу, к каким пациентам, в каком количестве употреблено, каков срок годности и когда должно быть уничтожено. Если этот путь не отслеживать, то на каждом шагу возникают коррупционные риски и говорить о качестве лекарства не приходится. Человек не должен приходить в аптеку и бояться, что его обманут. Он должен быть уверен, что государство защитит его от некачественных лекарств, обеспечит доступ к лучшим лекарствам и наведет порядок в лекарственной сфере. К сожалению, наши надзорные госорганы этого не видят или не способны увидеть.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp



Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД