Онкология: диагноз неутешителен

Как и каждый год, в этом онкология получит только обязательный минимум финансирования, никаких дополнительных денег в бюджете 2016-го не предусмотрено. И это при том, что единственное на всю страну оборудование для лучевой терапии и лечения больных раком уже вышло из строя.

По данным Национального центра онкологии, в 2014 году были зарегистрированы 5551 человек с диагнозом "рак". Всего же на учете состоят около 25 тыс. кыргызстанцев. А в 70-80% случаев заболевание обнаруживается уже на поздней стадии и требует оперативного вмешательства.

Последние лучи лечения

В 2013 году единственный в стране аппарат брахитерапии (прим. - контактная лучевая терапия) вышел из строя. Установленный в 70-х годах аппарат давно отработал свой срок и восстановлению уже не подлежит. А новый аппарат стоит больше 30 млн сомов.

"Этот вопрос мы третий год подряд поднимаем и ничего не можем добиться ни от правительства, ни от Жогорку Кенеша. Мы проходили парламентские слушания, неоднократно писали письма, но выделение средств на приобретение аппарата в бюджет 2016 года снова не попало. Мы очень надеемся и просим внести поправки в марте. Складывается впечатление, что голоса женщин нужны, а жизни их государству - нет. Женщина - мать, и если ее здоровьем пренебрегать, то государство получает уязвимые семьи и детей-сирот", - говорит председатель фонда "Мы за Кыргызстан без рака" Гульмира Абдразакова.

По данным организации, ежегодно около 600 женщин получают диагноз "рак шейки матки". Не имея возможность получить лечение в Кыргызстане, они ездят в Алматы, где каждый сеанс лучевой терапии стоит $100, так как для иностранцев обычно действуют более высокие расценки. Одна из таких пациенток - 53-летняя Мукарам Хамбаева.

Она приехала в столичный центр онкологии из Ошской области. Врачи уже начали лечение, но самую важную процедуру - брахитерапию - женщина сможет получить только в Казахстане. Мать шестерых детей, Мукарам понимает, что семейный бюджет такую сумму не потянет. Ни она, ни муж не работают, занимаются только своим хозяйством. Домашний скот и небольшой участок поля - этого едва хватает на то, чтобы прокормить семью из 8 человек, не говоря уже о лечении.

"В месяц нужно получать 5 процедур, то есть пять раз нужно ездить в Алматы. По примерным подсчетам, этот обойдется в 50 тысяч сомов, а ведь кроме самой процедуры мне нужно покупать лекарства, получать уход. Не знаю, откуда на все это можно найти деньги. Остается только молиться", - говорит она.

Но даже если финансы и позволяют поехать в Алматы, это вовсе не означает выздоровление. Зачастую затратная и трудная поездка для пациенток оборачивается стрессом и ухудшением состояния. Есть случаи, когда пациенты умирали не столько от самой болезни, сколько от неправильного ухода и ожогов, полученных во время процедуры в Казахстане.

Врачи буквально отсчитывают дни, когда аппарат для лучевой терапии "Агат-С" окончательно выйдет из строя. Установленный еще в 70-е годы, он отработал все мыслимые и немыслимые сроки.

На покупку модернизированного аналога стоимостью в $400 тыс. руководство Национального центра онкологии даже не рассчитывает. Они лишь просят государство профинансировать замену источника гамма-излучения, цена которого $70 тысяч. В последний раз его меняли в 2001 году, а срок действия этих источников на полную мощность составляет пять с половиной лет. И сейчас он работает на крайне низкой мощности.

"Необходимость облучения особо важна для тех, у кого запущенная стадия болезни. Около 60% пациентов уже не подлежат операции и поэтому их всех переводят на лучевую терапию. Раньше пропускная способность аппарата составляла 70 человек, а время сеанса 5-10 минут. Теперь же из-за слабой мощности аппарата облучение получают лишь 20-22 пациента, а сеанс длится по полчаса. Если аппарат перестанет работать, мы уже не сможем лечить", - говорит заведующий отделением лучевой терапии Национального онкологического центра Рахат Аралбаев.

Имеющаяся современная лаборатория иммунногистохимии также бездействует и опечатана. Реактивов для проведения анализов все равно нет.

Эта лаборатория была создана в рамках проекта "Ранняя диагностика рака молочной железы и профилактика". Его инициировал общественный фонд "Эргене", а профинансировала Швейцария. Современная, полностью оснащенная лаборатория на тот момент стоила $126 тысяч. Она позволяла поставить точный диагноз и определить индивидуальное лечение пациента.

Открывшись в 2010-м, уже через год она прекратила работу - закончились реактивы для проведения анализов. А в бюджете средств для приобретения новых нет

"Для закупки хотя бы первой серии реактивов необходимо $5 тысяч. А необходимо закупать целые партии разных серий реактивов для различных диагнозов. Когда же руководство онкоцентра обратилось с этой проблемой к правительству, Госантимонополия указала на то, что по закону центр не имеет права требовать финансирования. Тогда онкоцентр вынужден был закрыть лабораторию. И сейчас, имея все условия для ведения эффективного лечения пациентов, врачи не могут этого делать", - рассказала председатель фонда "Эргене" Таалайгуль Сабырбекова.

Закон не отвечает требованиям времени

Но даже если вдруг государство выделит средства на приобретение нового оборудования и препаратов, это не решит всех проблем. Специалисты считают, что необходимо внести поправки в закон "Об оказании онкологической помощи населению Кыргызской Республики".

"Надо смотреть правде в глаза. Конечно, мне, как гражданину, человеку, очень хочется, чтобы все было бесплатно. Но мы проводили исследование и пришли к выводу, что ничего бесплатного в этой стране нет. От того что закон написан и красиво лежит на полке, ничего не меняется.

Де-юре 11% финансирует государство, а остальные 89% оплачивает сам пациент. Де-факто на плечах больного лежит все бремя лечения.

Наш больной ложится в больницу, ему говорят, что все будет бесплатно, но потом дают список того, что нужно купить. Поэтому мы сказали: "Давайте не будем друг другу врать. Да, лечение бесплатное, но тогда не надо давать в карман врачу. Давайте будем платить в кассу, но чтобы эти деньги на самом деле служили на благо этого больного и было открыто и доступно", - убеждена Сабырбекова.

Однако предлагаемые поправки в закон откладываются из года в год, игнорируются чиновниками и застревают между бюрократическими препонами.

"Парламент прошлого созыва поставил документ на рассмотрение в сентябре, но тогда, как вы знаете, депутаты не работали. Новый парламент оставил его на декабрь, и опять не получилось. Мы надеемся, что хотя бы в этом году он будет принят во втором и третьем чтении и будут приняты поправки в закон", - говорит глава фонда "Мы за Кыргызстан без рака" Гульмира Абдразакова.

А пока врачи Центра онкологии и ряд организаций не теряют надежды достучаться до депутатов и чиновников.

"Получается, что им нужны голоса избирателей, а их жизни уже не нужны. Мы просим обратить внимание на онкологию, выделить средства на обновление аппаратуры, но самое главное - внести поправки в закон, сделать его совершенным и отвечающим требованиям времени", - сказала Абдразакова.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД