Неотвратимость наказания в поправках в Конституцию пугает политиков

31 августа президент Атамбаев заявил, что некоторые члены временного правительства рано или поздно будут привлечены к уголовной ответственности за преступление относительно банковских ячеек, за бегство лидеров узбекских сепаратистов и за мародерство. Для многих членов временного правительства и отдельных политиков данное заявление прозвучало как реальная угроза. А это значит, что этим людям есть что скрывать и есть чего бояться.

Атамбаев предупредил о неотвратимости наказания за грязные дела и преступления. В этом, наверное, и кроется основная причина, по которой оппозиция жестко пошла в наступление на законопроект по поправкам в Конституцию. Что неудивительно. Ведь если ковырнуть любого более-менее заметного противника референдума, то наткнешься на криминальное прошлое.

Чего боятся оппоненты власти?

В статье 35 пункт 5 законопроекта по поправкам в Конституцию говорится:

"Право на освобождение от уголовной ответственности за давностью совершения преступления может устанавливаться законом.

Сроки давности привлечения к уголовной ответственности применяются исключительно судом.

Во всех случаях совершения преступления следствие по уголовному делу подлежит завершению до конца с передачей дела в суд независимо от наступления сроков давности".

То есть трудно будет спрятаться за сроком давности по преступлениям, которые по объективным или иным причинам сейчас не раскрыты. Но со временем в этих делах могут появиться реальные улики и свидетели, которые могут пролить свет на темные преступления.

К примеру, убийство Камилы Дуйшебаевой. Напомним, 10 марта 2014 года при загадочных обстоятельствах была убита эта 19-летняя девушка. Уголовное дело не раскрыто до сих пор. Между тем отец погибшей Эшмамбет Дуйшебаев уверен: в том, чтобы убийство осталось, как говорится, "висяком", заинтересованы люди, сидящие во власти.

"Среди тех, кого допросило следствие, был и родственник экс- генерального прокурора, ныне депутата парламента Аиды Саляновой – Калый Салянов, а также бывший адвокат объединения "Мекен шейиттери" Осунбек Жамансариев. По-моему, они являются друзьями. Моя дочь была с ними знакома. Как оказалось, Калый подвозил ее накануне гибели. Я не могу утверждать, что в смерти моей дочери виновен именно он. Но у следствия нет выводов по поводу других подозрительных лиц", - рассказал Эшмамбет Дуйшебаев.

Большие подозрения вызывает встреча Камилы с Калыем Саляновым у ее сестры Айжан Дуйшебаевой.

"Ночью 9 марта Камила со своей подругой Гульнизой (имя изменено. - vb.kg) сидели в кафе "Демократ". Об этом нам позднее рассказала Гульниза. Тогда они позвонили мужчине по имени Калый и попросили подвезти их. Он приехал. Гульнизу отвезли в 7-й микрорайон. После этого, по словам самого Калыя, Камила попросила отвезти ее к караоке-клубу "40x40". Но что произошло потом, неизвестно.Той же ночью Камила приехала домой - уже на такси. Мы в это время спали. Она сама открыла дверь и пошла в свою комнату. Встретивший ее тогда племянник рассказал, что Камила была без настроения. И утром она долго сидела, задумавшись, у окна. Мы не придали этому значения. Потом вышла из дома и так и не вернулась", - сообщила Айжан Дуйшебаева СМИ.

Тело 19-летней студентки нашли ровно через неделю после ее ухода из дома на окраине села Байтик.

Судебно-медицинская экспертиза подтвердила: Камилу убили – задушили ее же собственным шарфом. По данным патологоанатомов, жертву не пытали и не насиловали. По словам других свидетелей, Камила и 53-летний предприниматель по имени Калыбек (Калый Салянов) знали друг друга давно. Они познакомились, когда девушка пыталась устроиться к бизнесмену на работу.

Приглашенные эксперты по мобильной связи из Малайзии так и не смогли расшифровать сообщения, которыми убитая обменивалась через мобильный мессенджер WatsApp. Но придет время, когда наконец можно будет преодолеть и эту техническую трудность, и тогда всплывут факты, которые могут дать возможность выйти на реальных убийц.

Пока еще имеют влияние в стране некоторые участники разграбления банковских ячеек 2010 года, и они создают реальное противодействие действующей власти. Что скрывать, некоторые члены временного правительства сумели в свое время замести следы, но остались непосредственные участники и свидетели того позора и ужаса. Они когда-нибудь заговорят, тогда и понадобится поправка о сроках давности.

Факты мародерства также ждут своего раскрытия. Текебаев уверенно заявляет о своей невиновности. Но есть достаточно доказательств о причастности к мародерству его соратников. Как бы Текебаев ни старался красиво обставить свою невиновность в этом деле, существует много фактов, опровергающих его.

Очень много темных пятен и вокруг приватизации госсобственности. Во времена Акаева, когда семья этого беглого экс-президента, почувствовав безнаказанность, начала загребать все под себя, была запущена программа огульной приватизации государственной собственности (2001-2003 годы). Исполнителем программы стал Равшан Жээнбеков, который руководил Госкомитетом по управлению имуществом. Новая волна приватизации захлестнула страну, семья и приближенные Акаева начали "прихватизировать" все, что могло принести выгоду. Жээнбеков тоже не отставал, благодаря этому он сейчас может себе позволить вести праздный образ жизни, предаваться грезам и иллюзиям, мнит себя лидером оппозиции. Может, это амнезия? Или простое бесстыдство?

Тогда можно напомнить о некоторых фактах. В настоящее время Жээнбеков выставил на продажу часть пансионата "Асыл Таш" за 6 млн долларов США. Нашел ли он покупателя, пока неизвестно. Между тем этот пансионат – яркое свидетельство того, как наживал свой капитал этот горе-оппозиционер.

Пансионат "Асыл Таш" находится в селе Бостери Иссык-Кульского района Иссык-Кульской области, когда-то он назывался "Волна", состоял на балансе Госагентства по геологии и минеральным ресурсам КР. В 2001-2003 годах правительство и ЖК КР включили пансионат в программу "приватизации государственной собственности". Процедура приватизации была поручена Государственному комитету по управлению госимуществом, который возглавлял Жээнбеков. И тут он не упустил свой шанс.

В 2002 году Жээнбеков приобрел пятиэтажное здание пансионата "Асыл Таш", расположенное на территории площадью 13,33 га, ранее находившееся на балансе ОАО "Международный аэропорт "Манас", за 12 млн 900 тыс. сомов. Откуда у правительственного чиновника взялась такая крупная сумма, если, как он сейчас утверждает, он работал честно и принципиально? Но и это еще не все.

Позже Жээнбеков перепродал второй этаж и 1 га территории указанного пансионата обратно ОАО "Международный аэропорт "Манас" за 12 млн 900 тыс. сомов. Таким образом он смог возместить свои финансовые расходы. Интересная афера - купить весь пансионат за 12 млн 900 тысяч сомов у аэропорта "Манас", потом снова за ту же сумму продать, но уже только его часть. Уговорить госкомпанию на такую, казалось, нелепую сделку надо суметь.

Все рассказанное выше дает пищу для размышлений. И вероятно, страх консолидирует ряды противников референдума. На словах они за правовое государство и справедливость, что предполагает неотвратимость наказания за любые антизаконные деяния, но в реальности им хотелось бы, чтобы все оставалось безнаказанным.

Айбек Бирбаев.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД