Бывший муж после развода обвинил супругу в краже денег из их фирмы

Зачастую в бракоразводном процессе бывшие супруги не могут поделить имущество, деньги и даже детей. А порой для извлечения своей выгоды хотят и вовсе - посадить бывшую когда-то вторую половинку.

В редакцию "ВБ" обратилась Анна Лещинская. Со своим супругом Олегом Лещинским официально она прожила почти 10 лет. Будучи в браке они открыли совместную фирму. Она была учредителем, он - директором. Пара жила в квартире у мужа.

"Когда мы познакомились, он занимался транспортными проектами. Сначала жили у меня дома, потом переехали к нему. Муж все время хотел открыть свое дело, поэтому я помогла открыть ему бизнес. Олег занимался технической частью и был наемным работником, а я административной и была учредителем. Наша компания занималась проектированием автодорог и геодезией. Спустя какое-то время супруг решил уехать в Казахстан для дополнительной подработки в частной фирме. Когда выяснилось, что он мне изменяет, через три года мы решили разойтись. Я переехала в квартиру, которую купили мне моя мама и сестра в складчину. На двушку немного недоставало и я добавила некоторую сумму сама", - вспоминает женщина.

Спустя некоторое время эта недвижимость стала поводом для возбуждения уголовного дела в отношении женщины.

"Квартира была оформлена на маму, а она в свою очередь оформила договор дарения имущества. Отношения между мной и бывшим супругом превратились в кошмар в тот момент, когда я отдала ему 80% компании. Он мог заехать за дочерью в школу, забрать ее на два-три дня и отключить телефоны. Обращения в милицию не дали успеха. Мне сказали, что пока мы официально состоим в браке, по закону, муж спокойно может забрать ребенка. Он мог пьяным приехать к нам домой и побить нас. В феврале 2015 года нас наконец развели. А в конце 2015 года меня вызвали в ГУВД Бишкека. Следователь Алексей Ханин заявил, что на меня поступило заявление о краже $56 тыс. у моего мужа. Следователь в грубой форме стал спрашивать откуда у моих мамы и сестры были деньги на квартиру, заявил, что возбудит уголовное дело и посадит меня. По моему заявлению сотрудники аппарата омбудсмена послали запрос в Генпрокуратуру, там ответили, что никакого уголовного дела в отношении меня нет, так как это гражданско-правовые отношения. В итоге, на комиссии по этике при МВД следователю объявили выговор", - поясняет Анна.

Бывший муж три раза писал заявления в РУВД и прокуратуру, однако все три раза в возбуждении уголовного дела было отказано. Исходя из заявления следует, что в ноябре 2012 года Лещинский решил купить квартиру от полученной прибыли. Деньги, предназначенные на покупку недвижимости он отдал своей жене, а та спустя полгода купила квартиру и въехала в нее сама без разрешения, после того как отношения между ними ухудшились.

В четвертый раз помощник прокурора Октябрьского района Софья Хилоу отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направила материалы в Октябрьское РУВД для принятия соответствующего решения.

"В апреле 2016 года ко мне домой приехала опергруппа. Меня побили, надели на руки наручники и при ребенке задержали. Мою маленькую дочь оставили соседке. На лестничной площадке стоял спецназ. Когда соседи попытались дозвониться на 102, им ответили, что поймали мошенницу, которая скрывалась много лет. Уже в РУВД следователь Эшимова сообщила мне о возбуждении в отношении меня уголовного дела. По версии обвинения я вместе с мамой вступила в преступный сговор, взяла $56 тыс. и преступным образом переоформила квартиру, чтобы лишить участия в доле своего супруга, а потом подала на развод. Меня продержали два дня в ИВС, а затем шесть дней в СИЗО. В день, когда меня вывезли на продление санкции, я упала в обморок. Меня отпустили под подписку о невыезде. Возможно, на это решение повлияло наличие на моем иждивении сына-инвалида", - сказала Лещинская.

По словам адвоката Халичи Зазазовой, уголовное дело возбуждено вопреки нормам уголовно-процессуального законодательства.

"Расследование проходило необъективно, с обвинительным уклоном. Есть все доказательства, подтверждающие ее невиновность, однако на следствии они даже не рассматривались. Обвинения противоречат законодательству КР. Все доказательства того, что моя подзащитная виновна - звукозапись и записка, незаверенная нотариально. Почему Лещинский не обратился в суд в гражданском порядке? Потому что у него нет доказательств, что именно он приобретал эту квартиру. В настоящий момент идут судебные разбирательства. Мной поданы ходатайства. В частности, об истребовании доказательств невиновности - происхождение денег, были ли эти деньги на самом деле. Кроме того, я просила распечатку звонков Лещинского с указанием базовых станций. Это нужно было для того, чтобы выяснить приходил ли он домой и в какой момент передавал деньги супруге. Однако в удовлетворении этих ходатайств судом было отказано", - отмечает юрист.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp



Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД