Бывший муж после развода обвинил супругу в краже денег из их фирмы

Зачастую в бракоразводном процессе бывшие супруги не могут поделить имущество, деньги и даже детей. А порой для извлечения своей выгоды хотят и вовсе - посадить бывшую когда-то вторую половинку.

В редакцию "ВБ" обратилась Анна Лещинская. Со своим супругом Олегом Лещинским официально она прожила почти 10 лет. Будучи в браке они открыли совместную фирму. Она была учредителем, он - директором. Пара жила в квартире у мужа.

"Когда мы познакомились, он занимался транспортными проектами. Сначала жили у меня дома, потом переехали к нему. Муж все время хотел открыть свое дело, поэтому я помогла открыть ему бизнес. Олег занимался технической частью и был наемным работником, а я административной и была учредителем. Наша компания занималась проектированием автодорог и геодезией. Спустя какое-то время супруг решил уехать в Казахстан для дополнительной подработки в частной фирме. Когда выяснилось, что он мне изменяет, через три года мы решили разойтись. Я переехала в квартиру, которую купили мне моя мама и сестра в складчину. На двушку немного недоставало и я добавила некоторую сумму сама", - вспоминает женщина.

Спустя некоторое время эта недвижимость стала поводом для возбуждения уголовного дела в отношении женщины.

"Квартира была оформлена на маму, а она в свою очередь оформила договор дарения имущества. Отношения между мной и бывшим супругом превратились в кошмар в тот момент, когда я отдала ему 80% компании. Он мог заехать за дочерью в школу, забрать ее на два-три дня и отключить телефоны. Обращения в милицию не дали успеха. Мне сказали, что пока мы официально состоим в браке, по закону, муж спокойно может забрать ребенка. Он мог пьяным приехать к нам домой и побить нас. В феврале 2015 года нас наконец развели. А в конце 2015 года меня вызвали в ГУВД Бишкека. Следователь Алексей Ханин заявил, что на меня поступило заявление о краже $56 тыс. у моего мужа. Следователь в грубой форме стал спрашивать откуда у моих мамы и сестры были деньги на квартиру, заявил, что возбудит уголовное дело и посадит меня. По моему заявлению сотрудники аппарата омбудсмена послали запрос в Генпрокуратуру, там ответили, что никакого уголовного дела в отношении меня нет, так как это гражданско-правовые отношения. В итоге, на комиссии по этике при МВД следователю объявили выговор", - поясняет Анна.

Бывший муж три раза писал заявления в РУВД и прокуратуру, однако все три раза в возбуждении уголовного дела было отказано. Исходя из заявления следует, что в ноябре 2012 года Лещинский решил купить квартиру от полученной прибыли. Деньги, предназначенные на покупку недвижимости он отдал своей жене, а та спустя полгода купила квартиру и въехала в нее сама без разрешения, после того как отношения между ними ухудшились.

В четвертый раз помощник прокурора Октябрьского района Софья Хилоу отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направила материалы в Октябрьское РУВД для принятия соответствующего решения.

"В апреле 2016 года ко мне домой приехала опергруппа. Меня побили, надели на руки наручники и при ребенке задержали. Мою маленькую дочь оставили соседке. На лестничной площадке стоял спецназ. Когда соседи попытались дозвониться на 102, им ответили, что поймали мошенницу, которая скрывалась много лет. Уже в РУВД следователь Эшимова сообщила мне о возбуждении в отношении меня уголовного дела. По версии обвинения я вместе с мамой вступила в преступный сговор, взяла $56 тыс. и преступным образом переоформила квартиру, чтобы лишить участия в доле своего супруга, а потом подала на развод. Меня продержали два дня в ИВС, а затем шесть дней в СИЗО. В день, когда меня вывезли на продление санкции, я упала в обморок. Меня отпустили под подписку о невыезде. Возможно, на это решение повлияло наличие на моем иждивении сына-инвалида", - сказала Лещинская.

По словам адвоката Халичи Зазазовой, уголовное дело возбуждено вопреки нормам уголовно-процессуального законодательства.

"Расследование проходило необъективно, с обвинительным уклоном. Есть все доказательства, подтверждающие ее невиновность, однако на следствии они даже не рассматривались. Обвинения противоречат законодательству КР. Все доказательства того, что моя подзащитная виновна - звукозапись и записка, незаверенная нотариально. Почему Лещинский не обратился в суд в гражданском порядке? Потому что у него нет доказательств, что именно он приобретал эту квартиру. В настоящий момент идут судебные разбирательства. Мной поданы ходатайства. В частности, об истребовании доказательств невиновности - происхождение денег, были ли эти деньги на самом деле. Кроме того, я просила распечатку звонков Лещинского с указанием базовых станций. Это нужно было для того, чтобы выяснить приходил ли он домой и в какой момент передавал деньги супруге. Однако в удовлетворении этих ходатайств судом было отказано", - отмечает юрист.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД