Дело Текебаева: Как подсудимые опускают процесс до уровня базарных склок

В Бишкекском горсуде идет процесс по делу Омурбека Текебаева и Дуйшена Чотонова. Ничего нового, что могло бы привлечь внимание, пока не происходит. Тактика защиты ничуть не изменилась, все знакомо и ожидаемо, те же ходатайства об отводе судей, прокуроров. И это с учетом того, что процесс только начался.

Как ни странно, адвокаты подсудимых в соцсетях через СМИ транслируют мнение о том, что не ожидают сюрпризов и чуда. И это обосновывают тем, что дело политически-мотивированное - все те же слова о репрессиях и политических гонениях. Мол, Текебаев и Чотонов не брали денег у Леонида Маевского, не обещали ему получение внешнего управления над Megacom, что потом было благополучно забыто. Правда, по словам Маевского, 1 млн долларов США ему не только не вернули, но и дали понять, чтобы он забыл об этих деньгах.

Одним словом, происходит то же самое, что происходило в Первомайском райсуде Бишкека. Но судя по поведению подсудимых, особенно Текебаева, также продолжается демонстрация неуважения к суду, проявление агрессии в отношении гособвинителей. Доходит до того, что человек, который любил поучать других культуре и нравственности, сам с легкостью перешагивает через все рамки законов приличия, опускаясь до лексикона некоторых разгорячившихся сварливых базарных торговок или же пастухов, которые в сердцах могут очень смачно выругаться в адрес домашнего скота.

Как сообщают СМИ, во время рассмотрения дела 7 сентября водитель Текебаева Мамыр уулу Алмаз рассказал, что происходило 13 мая 2010 года.

Прокурор Манапбаев задал свидетелю вопрос: "Помните ли вы, как подвозили Текебаева 13 мая в кафе "Супара"?

В зале суда возник скандал.

Текебаев стал кричать прокурору: "Эй, айбан, былжыраба! Сени соттош керек. Айбансын! (Животное, не неси чушь. Тебя надо судить). Откройте том, если этого нет, пусть покинет зал...", - кричал подсудимый.

Любой нормальный человек скажет, что это недопустимое поведение. Тем более что сторона обвинения имеет право задавать уточняющие вопросы, исходя из хода дела. В суде идет состязание между прокурорами и адвокатами, об этом почему–то забывают и Текебаев, и его адвокаты. Почему–то для стороны защиты нормально задавать уточняющие, порой наводящие вопросы всем своим свидетелям, которые как один помнят поминутно 13 мая 2010 года, а когда эту же тактику применяет обвинение, это воспринимается как провокация.

Понятно, что защита Текебаева пытается добиться опровержения встречи своего подзащитного 13 мая 2010 года. Адвокаты уже не могут как в начале следствия отрицать факт встречи Маевского и Текебаева в "Супаре", хотя и Текебаев, и его защитники жестко опровергали даже знакомство лидера "Ата Мекена" с российским бизнесменом. Мало того, адвокаты Текебаева под грузом доказательств признали факт встречи Текебаева и Маевского в Москве. Омурбек Чиркешович все преподносит по-иному: мол, встречался с российским бизнесменом не по "Мегакому", а хотел через него наладить связи с депутатами Госдумы России и получить поддержку во время парламентских выборов. Одним словом, вся аргументация, что Текебаев не знаком с Маевским и не имел с ним никаких дел, была опровергнута свидетельскими показаниями и уликами.

И как за соломинку защитники и сам Текебаев схватились за отрицание встречи 13 мая 2010 года. Даже привлекли в качестве бывших членов временного правительства, некоторых политиков, которые хорошо справились со своей ролью. Хотя, понятно, что в данном случае сошлись интересы Текебаева и других членов временного правительства, потому что каждый из них чувствует над собой дамоклов меч правосудия за факты мародерства, за распил денег из банковских ячеек и по другим скандальным фактам вокруг "Мегакома".

Понятно, что адвокаты Текебаева, воюя за 13 мая, надеются, что суд переквалифицирует обвинение в коррупции в простое мошенничество. Тогда дело может прекратиться по мысли адвокатов, так как мошенничество – это особо тяжкое преступление и от обвинений может защитить статус неприкосновенности депутата парламента. Но для этого надо жестко отрицать встречу 13 мая и попробовать перенести дату встречи на более поздний срок, когда Текебаев вместе с другими членами временного правительства ушел в отставку. Как говорится, надежда умирает последней.

Скорее всего, свидетели защиты Текебаева – бывшие члены временного правительства – руководствуются инстинктом самосохранения. Они видят в деле Текебаева угрозу для себя. Стоит тут напомнить знаменитую речь Атамбаева 31 августа 2016 года. "Мне понятны их зависть, злоба и ненависть (членов временного правительства) ко мне. Ведь они ждали для себя особых условий, каких-то поблажек и льгот, "вечного кресла" на высокой должности. Но скажу открыто: как президент я не делаю скидок даже членам своей семьи, а не то что членам временного правительства.

И я уверен, что некоторые члены ВП должны рано или поздно ответить и за мародерство, и за банковские ячейки, и за подстрекательство сепаратистов во главе с Кадыржаном Батыровым, и за организацию его побега, и за использование некоторыми членами ВП служебного положения для незаконного обогащения. Да, пока мы не имеем на руках прямых доказательств, прежние руководители силовых структур зачистили следы, но, как говорится, все тайное рано или поздно становится явным. Я уверен, что так и будет… Все тайное становится явным, особенно по фактам мародерства", - заявил тогда Атамбаев.

После этой речи Атамбаев во время встреч с генеральным прокурором Индирой Джолдубаевой поднял вопрос использования статьи Уголовного кодекса КР о незаконном обогащении. По иронии судьбы эту статью лоббировали как раз те, кто потом попал под подозрение по фактам мародерства и был обвинен в махинациях вокруг "Мегакома".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД