Очаги опасных заболеваний в КР. Мина замедленного действия

В жилмассиве "Ала-Тоо" потрескался саркофаг, используемый для сибиреязвенных захоронений. Об этом сообщили в столичном муниципалитете. На опасный объект незамедлительно выехала межведомственная рабочая комиссия многосекторального координационного комитета по социально значимым и особо опасным инфекционным заболеваниям Ленинского района.

В итоге местному территориальному управлению дали две недели, чтобы забетонировать трещины в саркофаге.

Болезнь под ногами

Особую опасность, по словам экспертов, представляют неизвестные очаги, которые разбросаны по пастбищам и джайлоо. Например, животное пало на выпасе, его попросту закидали землей, создав опасный очаг. Такие захоронения могут заражать почву, растительность, когда оказываются на поверхности, а затем и скот. Поэтому, любое захоронение или скотомогильник – мина замедленного действия, за которой требуется постоянный контроль.

Люди заразиться этим заболеванием могут несколькими путями. Например, при картофельной копке на месте падежа скота, при разделке туш, когда через контакт с больным животным бактерия сибирской язвы может проникнуть в порез или рану на коже, либо через пищу. В свою очередь, само заболевания имеет две формы – кожную и внутреннюю. И если первая – в виде болячек – излечима, то внутренняя в большинстве случаев заканчивается летальным исходом. Поэтому, чтобы избежать угрозы, необходима обязательная вакцинация скота. Особенно в зонах риска. Не подвержены подобной заразе только собаки и птицы. Все остальные находятся в зоне риска

Угрозу для захоронений сибирской язвы и других опасных заболеваний представляют стихийные бедствия. Именно они могут стать спусковым крючком для активизации заболевания. Особенно неизвестных скотомогильников.

Только изоляция!

По словам директора Республиканского центра карантинных и особо опасных инфекций Сабыржана Абдикаримова, вопрос сохранности от людей таких зон неоднократно поднимался депутатами и специалистами.

- После чего, многие опасные захоронения оградили и забетонировали, чтобы к ним не было доступа людей и животных. Причем, все делалось с учетом невозможности размытия водой такого захоронения. В целом же, опасные саркофаги находятся в введении айыл окмоту, которые должны их пристально контролировать. Тем более, что попадая в почву, заболевание сибирской язвы не разрушается и может существовать там сотню лет. А затем при благоприятных для нее условиях дать споры и привести к заражению, - сказал VB.KG Абдикаримов.

На территории Кыргызстана имеются около 1400 очагов сибирской язвы, имеющих паспорта. Причем, их количество увеличивает из года в год.

- Так как нередко забой происходит в одном месте, а затем больную тушу везут для продажи или употребления в другое. А там, где есть контакт с почвой больного животного, должно устанавливаться ограждение и опознавательный знак. Но все это должны делать органы МСУ, - подчеркнул Абдикаримов.

Что касается саркофага в жилмассиве "Ала-Тоо", то на данный момент он полностью изолирован от контактов с людьми и животными.

- Следовательно, не может привести к распространению нового очага сибирской язвы среди жителей. Однако органам МТУ все же необходимо постоянно контролировать опасный объект.

Примечательно другое. Санитарная зона или, как ее еще называют, зона отчуждения от таких объектов должна быть не менее 1000 метров. В жилмассиве "Ала-Тоо" она в лучшем случае составляет около 40-50. Это касается всех новостроек, расположенных в опасной близости к таким захоронениям. Так как построены они после первой и второй революций путем самовольного захвата земель и в нарушения всех санитарных норм. Вот только Кыргызстан – страна подверженная различным стихийным бедствиям. И в случае его возникновения, первыми в зоне риска окажутся именно такие жилмассивы республики и Бишкека, в частности. А следовательно, при неблагоприятном раскладе могу стать очагом развития массовой эпидемии.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД