Фрунзенский след основателя "Мосфильма"

Достаточно сенсационное открытие: художественные полотна основателя "Мосфильма" Бориса Михина (1881–1963) найдены на северной окраине Бишкека, не далее как в Маевке Аламудунского района!

Знаете, каким он киномэтром был?

Сначала немного предыстории, она же в данном случае история конкретной Личности, вполне себе заслуженно - с большой буквы.

В нынешнем году знаменитому "Мосфильму", которому по праву давным–давно надо присвоить имя этого Михина, торжественно отметили 95 лет. Сегодняшний крупнейший киноконцерн России официально отсчитывает свою историю с 30 января 1924 года, когда на экраны вышел первый фильм "На крыльях ввысь" режиссера Бориса Александровича Михина. Да–да, того самого, "Михина Фрунзенско–Бишкекского".

95–летие - достаточно круглая дата. А если посчитать, что основой этой киностудии стал Московский кинематографический комитет, возникший в 1919 году при национализации киноателье, принадлежавших крупным российским дореволюционным кинопромышленникам Александру Ханжонкову и Иосифу Ермольеву, то нынешний год получается для "Мосфильма" суперюбилейным!

И к его 100–летию опять имеет прямое отношение все тот же Борис Михин, сначала возглавивший Московский кинематографический комитет, а позже и одну из фабрик Госкино, из которых и вырос "Мосфильм".

Михин родился в 1881 году. В 1903–м году поступил на правоведческий факультет Санкт–Петербургского университета. Вскоре бросает обучение и отправляется добровольцем на русско–японскую войну. В 1909–м оканчивает Харьковский университет и занимается живописью и скульптурой, изучает историю искусств, работает декоратором в Харьковских театральных антрепризах. В 1910 году он в декорационной части Московского художественного театра на должности скульптора– художника.

Вскоре уходит из МХТ и начинает работать в фирмах крупных кинопромышленников. С 1922 года Борис Михин - директор 3–й фабрики Госкино.

В 1926–м на экраны выходит первый вестерн (остерн!) Мос-фильма - "Абрек Заур", о борьбе кавказских горцев с царскими властями.

Фильм был признан шедевром и прошел с успехом по многим странам. А его создатель Михин вместе с большой группой кинематографистов был... арестован.

Возникновение "кинодела", по всей видимости, стало следствием закулисной борьбы за влияние на кинематографию между наркомом просвещения Анатолием Луначарским, в чьем ведении находилось Госкино, и председателем ОГПУ и одновременно - внимание! - Общества друзей советского кино Феликсом Дзержинским.

В пользу этого говорит, в частности, то, что большинство оказавшихся под чекистским следствием руководящих работников Госкино были выдвиженцами Луначарского. В ходе следствия политические обвинения, в частности во вредительстве, были сняты и остались только хозяйственные: в нарушении режима экономии, растрате, раздутии штатов.

Но и эти обвинения были отвергнуты кассационной коллегией по уголовным делам, принявшей во внимание, что проступки были совершены "благодаря объективной обстановке".

Михин был освобожден, но в 1934 году вновь арестован и провел в заключении еще несколько месяцев. С этого времени он отходит от активной работы в кино.

Борис Михин известен не только как постановщик и режиссер фильмов. Он оказался еще и крупным организатором кинопроизводства.

Он открыл миру Эйзенштейна. В начале 1923 года, будучи заведующим производством Госкино, Михин выделил молодому театральному режиссеру Эйзенштейну необходимые материалы для съемок фильма "Стачка" - первой киноленты, посвященной революционному движению. После неудачных проб Госкино хотело расстаться с режиссером, но Борис Михин поддержал Эйзенштейна и организовал ему третью пробу под свою материальную ответственность, и она оказалась успешной, и отснятый материал пробы даже вошел в оригинальный фильм.

Вскоре фильм "Стачка" вышел на экраны и пользовался успехом. А год спустя Сергей Эйзенштейн поставил фильм, вошедший в золотой фонд советского кино, "Броненосец "Потемкин".

А летом - во фрунзенский садик!

Снимая первый фильм "Мосфильма" "На крыльях ввысь" о летчиках - героях Гражданской войны, Борис Михин еще не знал, что скоро кинематографическая судьба сведет его на съемках другого фильма, "Абрек Заур", с невероятно красивой актрисой Ниной Гонтарь.

У этой, самой прекрасной, Нины родной дядя - Виктор Федоров - был одним из фрунзенских летчиков–героев Первой мировой войны. А еще у Нины было немало родственников в далеком от Москвы чудо–городке Фрунзе. И был во Фрунзе у Нининых родичей расчудесный садик с яблонями–грушами–черешнями и сладкой ягодой малиной.

Короче, Нина Павловна до конца жизни Бориса Александровича станет его верной женой и другом.

Нина Гонтарь–Михина и Борис Михин каждое лето приезжали в город Фрунзе и проводили лето в саду дома на улице 18–я Линия у родственников.

Борис Михин был не только известным режиссером, но и талантливым художником. После его смерти многие его работы были привезены родственниками в Бишкек. А потом их, родичей, общая родовая лодка разбилась о быт. Половина родственников уехала в Россию, другая половина обосновалась в Маевке.

Разделилось и собрание рисунков и картин Михина.

Мне, внештатному автору "Вечернего Бишкека" Владимиру Петрову, во–первых, удалось найти картины из михинского собрания в селе Маевка. Во–вторых, нынешним летом навестил вторую половину гонтарь–михеевских родичей, переехавших в Белгородскую область, и сделал снимки того, что осталось от работ мастера.

Среди замечательных открытий - автопортрет Михина, натюрморт с цветами, рисунок тушью в изящном японском стиле.

И самое замечательное белгородское открытие: работа михинского друга Владислава Старевича - дружеский шарж на картоне с его автографом: "Дорогому Борису в память дружной совместной работы. 1917 г. Москва".

Имя этого Старевича не то что золотыми, платиновыми буквами вписано в историю отечественной анимации. Он был создателем совершенно нового вида кино - объемной мультипликации. Сам Уолт Дисней сказал о нем: "Этот человек обогнал всех аниматоров мира на несколько десятилетий". Добавим к уолт–диснеевским словам: "Обогнал с помощью и при дружеском участии Михина!".

В Маевке я увидел рисунок Владислава Старевича с автографом и вензелем мастера: "Дорогому Борису за победу 2 июня 1917 года". Что за победу отмечали киношники?

Я могу только предположить, что компания препарирует известного предпринимателя, пионера русского кинопроизводства Александра Ханжонкова, и в роли хирурга выступает Борис Михин, среди трех богатырей на лошади восседает Анатолий Луначарский.

Породивший Эйзенштейна

Борис Михин вспоминал: "Вначале мне пришлось много повозиться с Эйзенштейном, моим новым режиссером - он не имел ни малейшего понятия о кино, как и все пришедшие с ним. С первых же дней совместной работы стало ясно, что Эйзенштейн человек огромной культуры и эрудиции. Он казался заряженным огромной творческой энергией. Мне нравились его энтузиазм и дерзание. Я начал знакомить его со спецификой кино и стал постепенно вводить его в коллектив, в курс творческой и административной обстановки на студии. Необходимо было подобрать Эйзенштейну творческих помощников из числа кинематографических специалистов. В первую очередь нужно было решить вопрос о подходящем операторе, близком по духу Эйзенштейну. Это должен был быть человек молодой, но опытный, мастер своего дала. Оператор Тиссэ, казалось мне, удовлетворял всем этим условиям. Как показала их дальнейшая многолетняя совместная работа, они подошли друг к другу.

Эйзенштейн признал удачу моею выбора, и мне было приятно читать в его статье о Тиссэ строки благодарности по моему адресу: "Спасибо проницательности и интуиции Михина. Заботливая рука тогдашнего директора кинофабрики Бориса Михина сразу наметила именно его как наиболее подходящего для нашей совместной работы".

С 18–й Линии на Мосфильмовскую

После смерти Бориса Михина в 1963 году Нина Павловна Гонтарь–Михина продолжала приезжать летом к своим родственникам во Фрунзе. Мне, Владимиру Петрову, довелось встречать и провожать ее в этих поездках Москва - Фрунзе - Москва. Организовывали ей встречу в Москве, помогая доставлять на улицу Мосфильмовскую (!), где она жила, многочисленные баночки и коробки с вареньями и южными фруктами, заготовленными ею в саду на фрунзенской 18–й Линии.

В Москве Нина Гонтарь–Михина продолжала работать в Театре киноактера и сниматься в эпизодических ролях в кино. Один из последних фильмов с ее участием был знаменитый "Посол Советского Союза": она сыграла шведскую даму на королевском приеме.

В 1978 году Нина Павловна умерла в Москве, и родственники передали рукописи Михина в музей "Мосфильма", а многие фотографии, рисунки и картины вывезли во Фрунзе.

Владимир ПЕТРОВ, краевед.

Фото автора


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД