"Вечерка" 74–го: Чем ЦУМ Косыгину не глянулся

В вечеркинских подшивках эти газетные страницы занимают особое место. "Вечерний Фрунзе" в том 1974–м только начал выходить в свет, и газете сразу выпала честь стать главным летописцем грандиозных строек. Осень 1974–го для столицы оказалась необыкновенно богатой на новые монументальные сооружения: памятники Токтогулу Сатылганову и "Дружба народов", музей изобразительных искусств и ЦУМ "Айчурек", Дворец спорта и окончательно завершенная взлетно–посадочная полоса аэропорта "Манас".

К Токтогулу не зарастет тропа, а вот небоскреб не построили

По мнению большинства бишкекских архитектурных аналитиков во главе с неоднократно возглавлявшим Союз архитекторов Кыргызстана Евгением Писарским (1918–2013), памятник великому акыну Токтогулу стал "самым душевным и искусно вкрапленным в окружающую архитектурную среду" из установленных во Фрунзе - Бишкеке во второй половине прошлого века.

"Вечерка" осенью 1974–го рассказывала, как больше 3 тысяч фрунзенцев собрались на столичной Театральной площади у театра оперы и балета на открытие памятника Токтогулу Сатылганову. Необходимое уточнение: "собрались" cлишком сильно было сказано, собирали строго по разнарядке райкомов партии.

Цветы к памятнику тоже были типа по разнарядке, но для Токтогула никто скупиться не стал. Осенних цветов к новому монументу принесли так много, что площадь напоминала огромный ковер. С речами выступили первый секретарь городского комитета партии, один из отцов–основателей (естественно, по долгу партийной службы!) "Вечерки" Карыбек Молдобаев и Герой Социалистического Труда писатель Аалы Токомбаев, министр культуры Кулуйпа Кондучалова и кавалер ордена Октябрьской Революции токарь П.И.Кравченко, студентка Кыргосуниверситета имени 50–летия СССР ленинская стипендиатка М.Айдарова. В газетах тогда по общему правилу инициалы обычно не раскрывались, так что со своими нераскрытыми инициалами Кравченко и Айдарова в токтогуловедении и остались.

Памятник был создан в бронзе на гранитном постаменте народным художником СССР Гапаром Айтиевым и известным архитектором Аскаром Исаевым.

За строками газеты осталось то, что некоторые злые языки сразу прозвали монумент "сторожем с ружьем". Но со временем околотворческие страсти улеглись, и памятник стал считаться бесспорным украшением столицы.

Осенью 1974–го "Вечерка" рассказала о впечатляющем проекте реконструкции центральной части тогдашнего Ленинского проспекта, нынешнего Чуйского. Ну и нафантазировал тогда под чутким партийным руководством сектор детальных планировок архитектурно–планировочной мастерской института "Фрунзегорпроект".

Главная деталь проектируемой главной площади: на ней планировалось соорудить новое здание ЦК Компартии Кыргызстана высотой аж в 24 этажа. Перед небоскребом хотели поставить памятник Ленину - заведомо более низенький. Южнее планировали "величественный Дворец съездов". Еще где–то сбоку - музей Ленина.

...История распорядилась совсем иначе. Для здания ЦК и правительства с огромным залом в итоге оказалось достаточно семи, а не 24, этажей, музей Ленина (нынешний исторический) занял на площади центральное место. А огромный (1984 года) памятник Ленину, не простояв на площади Ала–Тоо и 20 лет, был отправлен на новое место, по иронии истории - на Старую площадь.

Ноябрьская супертема

Да, именно супертемой "Вечернего Фрунзе" и "Советской Киргизии", "Советтик Кыргызстан" и "Ленинчил жаш", "Комсомольца Киргизии" и даже детской газеты "Кыргызстан пионери" было празднование 50–летия Киргизской ССР и Коммунистической партии Киргизии.

Самым почетным гостем оказался прилетевший из Москвы глава Совмина СССР Алексей Косыгин, человек номер 2 в советской иерархии. Человек номер один, генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев, уже начал тяжело болеть.

- КПСС - слава! Да здравствует дружба народов! Да здравствует Киргизская ССР и Компартия Киргизии! - согласно газетам, скандировали встречавшие Косыгина фрунзенцы. Речевки, конечно, утвердили "наверху", никакой спонтанности.

Газетные хроники, разумеется, не сообщали, что "встречать Косыгина" служащих и рабочих, студентов и школьников отправили слишком уж заблаговременно. Каждый нижестоящий начальник к приказу свыше набрасывал "от себя" полчаса– час. В итоге томиться у "правительственной трассы" из Манаса до "правительственной дачи" (так называлась нынешняя госрезидеция № 1 "Ала–Арча") всем пришлось лишних несколько часов.

В те суперпраздничные дни название новенького Дворца спорта имени Ленина (ныне Дворец спорта имени Кожомкула) стало на одно слово короче. Для пущей торжественности вечеркинцы и другие журналисты временно исключили слово "спорт". Получилось - Дворец имени Ленина, где особым заседанием отмечался золотой юбилей республики.

Кыргызстан приветствовали и поздравляли первые секретари ЦК Компартий Молдавии - Иван Бодюл, Туркмении - Мухамедназар Гапуров, Литвы - Пятрас Гришкявичус и руководители рангом пониже из других республик.

Главный гость, Косыгин, вручил Кыргызстану высокую награду - орден Октябрьской Революции.

Никто и в страшном сне не смог бы представить, что этот и другие три ордена Кыргызстана всего четверть века спустя затеряются в недрах аппарата нашего парламента. Похитили где–то в конце 1990–х - начале 2000–х прямо из сейфа спецчасти ЖК!

Принимавший из рук Косыгина тот впоследствии украденный орден ставший старейшим депутатом Турдакун Усубалиев возглавил официальное расследование, но погром "Белого дома" в марте 2005–го уничтожил следы кражи.

Хватит о грустном. Лучше напомним уникальность того ноября 74–го: с интервалом всего в 4 дня в нашей столице прошли военные парады и демонстрации трудящихся - 3 и 7 ноября 1974 года.

Сначала в честь 50–летия республики на тогдашней главной площади - центральной, или Правительственной, нынешней Старой - гремели танки, бронетранспортеры и ракетные установки Среднеазиатского военного округа. Затем конники изображали кавалеристов времен Фрунзе, пехотинцы - 28 панфиловцев.

А 7 ноября военным парадом здесь же отметили 57–ю годовщину Великого Октября.

Чем ЦУМ Косыгину не глянулся

Одним из юбилейных объектов стало новое роскошное здание ЦУМа "Айчурек". Новинкой были первые в Кыргызстане лестницы–чудесницы - эскалаторы.

Однако об открытии ЦУМа с участием Косыгина в газетах сообщалось довольно скупо.

Дело в том, что Косыгин, внимательно осмотревший готовый к приему покупателей ЦУМ и даже примеривший одно из самых дорогих в представленном ассортименте мужских пальто, сделал замечание работникам торговли:

- Здание хорошее, а приличных товаров мало, купить практически нечего, - посетовал премьер. Впрочем, эти претензии ему лучше было бы предъявить самому себе и Леониду Брежневу, а также к горячо любимым им, Косыгиным, Сталину и Ленину. Ну не могли коммунисты править без дурацких дефицитов.

Праздник на нашей улице

Тогдашний мэр столицы, титулованный как председатель исполокома Фрунзенского городского Совета депутатов трудящихся, Октябрь Медеров выступил в "Вечерке" со статьей "Праздник на нашей улице".

Медеров анализировал состав городского парламента:

"Из 445 депутатов горсовета 235 человек - рабочие. Большинство являются ударниками коммунистического труда. В составе горсовета электросварщик завода имени Фрунзе Макишев и кондитер кафе "Чатыр–Куль" Рябцева, народный артист Минжилкиев и доктор исторических наук Ильясов, продавец универмага Сатыбекова и маляр Знаменщикова", - говорилось в статье.

Разумеется, роль этого несуразно огромного "общегородского парламента" была чисто декоративной. Штамповали - строго единогласно, попробуй не голосни! - любые предложения вышестоящих партийных бонз.

Так, в те же ноябрьские деньки главную столичную улицу XXII Партсъезда разделили надвое. От восточной окраины города до улицы Фучика ее нарекли Ленинским проспектом, а западную часть проспектом XXII Партсъезда. Одновременно проспект Ленина (нынешний проспект Жибек Жолу) назвали проспектом 50–летия Киргизской ССР.

В духе времени (1974 год) в газетах утверждалось, что исполком горсовета принял решение о таком переименовании, якобы "учитывая пожелания трудящихся города Фрунзе". На самом деле о своих "пожеланиях" фрунзенцы узнали из соответствующей вечеркинской публикации. И не более того!

  1. новости осени–74

От Бориса Королева...

Легендарный вечеркинский спортивный обозреватель Борис Королев (1924–2000) самым первым подробно рассказал о том, что именно ждет горожан в снимавшем строительные леса Дворце спорта.

Тогдашнее самое большое здание столицы - "ошеломляющее своими размерами" - возводила, как говорится, вся огромная Советская страна. По специальному заказу мебельщики Эстонии изготовили 3 тысячи кресел, которые сорока желто–золотистыми волнами поднимались от сцены на 16–метровую высоту. В отделке широко использовали казахстанский ракушечник с полуострова Мангышлак и армянский туф.

Любителям спорта обещали, что в десятой пятилетке (то есть в 1976–1980 годы) планируется накрыть и оборудовать под хоккей и фигурное катание расположенную рядом Малую арену стадиона "Спартак". Между тем в десятой пятилетке по соседству с Дворцом спорта развернулось строительство не ледового комплекса, а нового Дома правительства вкупе с фрунзенским филиалом Центрального музея Ленина.

От семьи Фефиловых...

В теплый осенний день взорам удивленных бишкекчан предстала купающаяся в БЧК обезьяна.

Чалита выбирала берег покруче и камнем падала в воду. Обезьянку привезли моряки из Владивостока в подарок фрунзенской семье Фефиловых. Их презент не удивил: в числе фефиловских питомцев наличествовали морские свинки, белые мыши, амазонские попугайчики и канарейки. Плюс три собачки–болонки.

В отличие от свободолюбивых болонок и запертых в клетки свинок–мышек–птичек Чалиту обычно выгуливали на длинном поводке. С ним она наслаждалась и водами Большого Чуйского канала.

От библиотеки имени Чернышевского...

Со страниц "Вечерки" сотрудницы крупнейшего книгохранилища республики жаловались, что иные студенты взяли моду выдирать страницы из фолиантов.

Нередко нерадивые читатели брали литературу по абонементу и не возвращали годами. Из 5 миллионов книг девяти самых больших фрунзенских библиотек навсегда "зачитали" более 200 тысяч.

Студентов и других горе–книголюбов нещадно ругали, наказывали. Но коренной поворот к лучшему наступил только несколько лет спустя, когда появились ксерокопировальные аппараты.

От сатирика Прага

На страницах юной "Вечерки" появилась рубрика "С улыбкой". Здесь имел место не только юмор, но и сатира.

Наиболее кратким оказалось стихотворение Эммануила Прага "Обед с шиком (запись в книге отзывов новенького фрунзенского ресторана)": "Шикарные стены, Шикарный паркет, Шикарные цены, Кошмарный обед!".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp



Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД