Садыр Жапаров демон революции или жертва обстоятельств?

"В белом венчике из роз - впереди Исус Христос" - строчка из поэмы Александра Блока, написанной о революции сто лет назад. Тогда смуту ждали как спасение. Это было великое время, когда в муках рождалось государство нового типа. И лидер нужен был, сопоставимый с мессией.Сейчас все проще. Во всяком случае в КР: для того, чтобы стать главным революционером, совершенно необязательно иметь какие–то особые качества, нужно просто "попасть в струю".

В предчувствии весны

Цветные революции - не то же самое, что когда–то происходило во Франции и России. Это прикладной политический инструмент, который используется в качестве альтернативы демократическим выборам. Даже только угроза применения этого "инструмента", как выяснилось, эффективнейший способ давления на действующую власть, который активно применяется различными политическими силами.

При этом атрибутика революций - старых и новых - частично остается прежней. В любом случае нужен вожак, вокруг которого сплотятся неудовлетворенные режимом, недовольные или просто не знающие другого способа прийти в эту самую власть.

В разные периоды истории независимого Кыргызстана "отцами революций" называли разных политиков: и Курманбека Бакиева, и Алмазбека Атамбаева, и даже Азимбека Бекназарова. Сейчас же на первый взгляд политиков нужного для этой роли калибра вроде бы нет. А народ привык, что его каждую весну пугают революциями, замирает в ожидании. Этим и пользуются все, кому не лень.

И дело не только в предстоящих выборах в ЖК. По мнению многих, чувство нестабильности возникло не вчера - оно появилось прошлым летом. Когда Алмазбек Атамбаев ушел в жесткую конфронтацию с действующей властью.

Параллельно этому в стране один за другим шли митинги. Акции протеста организовывали в разных местах и под разными предлогами. Там нарынчане недовольны тем, как работает китайский инвестор, здесь молодые бишкекчане требуют от власти ареста Раима–Миллиона, чтобы "окончательно побороть коррупцию".

При этом странность этого перманентного раскачивания ситуации в стране заключается в том, что сегодня есть силы, которые можно было бы бросить на борьбу с властью, но нет того, вокруг кого их можно было бы консолидировать.

Старый революционер Алмазбек Атамбаев мог бы, конечно, встать во главе протестов. Однако он физически не может этого сделать - пребывает в СИЗО ГКНБ. К тому же у него пошатнулось здоровье. Что, кстати, неудивительно - в тюрьмах КР и простым людям тяжко, а уж миллионерам и политикам, привыкшим к сладкой жизни, просто невыносимо.

Омурбек Бабанов, который в свое время уверенно претендовал на президентство, объявил, что вышел из политики навсегда. Понятно, что, скорее всего, он рано или поздно вернется в большую игру, но сейчас, очевидно, ему важнее сохранить бизнес.

Образ лидера–мессии подошел бы Омурбеку Текебаеву. Но папа Теке вряд ли решится на столь откровенный демарш против действующей власти. Он все еще остается осужденным по статье о коррупции, и недавно суд в очередной раз продлил ему домашний арест.

Есть еще одна кандидатура на лидера очередной кыргызской революции - Ширин Айтматова. Ее почти канонизировали в социальных сетях и мессенджерах за якобы полномасштабную борьбу - то ли против коррупции, то ли с действующей властью. Однако эти ее "достижения" - результат качественного продвижения в Интернете. На деле же у Ширин Чингизовны нет ничего, кроме имени отца, а этого недостаточно, чтобы стать "фишкой" политической оппозиции.

Нежданный кандидат

Получается, что протестные страсти в Кыргызстане накаляются вроде бы впустую - революционное действо (если кто–то все же планирует подобное) возглавить особо некому. Вот тут и появляется шанс для самых неожиданных кандидатов. Вроде Садыра Жапарова, из которого его сторонники усиленно пытаются сделать политического узника.

За последние несколько месяцев соратники Жапарова провели немало митингов в его поддержку - в столице и на малой родине политика, в Иссык–Кульской области. На последнюю акцию протеста в Тюпе, прошедшую в конце января, собралось около тысячи человек - весьма солидно для райцентра. Тогда требующие освобождения Жапарова анонсировали еще более крупные акции протеста в Бишкеке в начале марта.

Насколько серьезны намерения сподвижников бывшего атажуртовца, пока неясно. Однако недавно в социальных сетях опубликовали интересные аудиозаписи телефонных разговоров. Согласно им, организаторами недавних митингов в Нарынской области против строительства торгово–логистического центра выступали именно сторонники Садыра Жапарова.

Наверное, руководить протестами из колонии в Молдовановке, где политик сейчас отбывает свой срок в 11,5 лет, непросто. Однако нельзя сказать, что это совсем уж невозможно.

В камере СИЗО–1, где содержится Равшан Жээнбеков, задержанный по подозрению в захвате заложников во время штурма резиденции Алмазбека Атамбаева, нашли аж три сотовых телефона. В августе прошлого года телефонный мошенник, находясь в местах лишения свободы и представляясь сотрудником администрации президента, звонил пресс–секретарю СДПК, в министерства и государственным органы и распространял ложную информацию. Недавно еще один пранкер из мест не столь отдаленных "пошутил" над чекистами, заявив о бомбах в торговых центрах.

Так что теоретически любой заключенный Кыргызстана может поддерживать связь с теми, кто на свободе.

Его фирменный стиль

Бесконечные митинги - это что–то вроде фирменного стиля Садыра Жапарова. Собственно, подобная манера ведения политической борьбы и стала причиной того, что в итоге его посадили.

Правда, до 2010 года еще сравнительно молодой политик весьма комфортно чувствовал себя при действующем режиме: был депутатом, советником президента, возглавлял борьбу с коррупцией в различных государственных агентствах.

После апрельской революции Жапаров вместе с Камчыбеком Ташиевым и Ахматбеком Кельдибековым организовали партию "Ата–Журт", которая стала оппозиционной. Тогда–то у Жапарова и обнаружилась склонность устраивать всевозможные акции протеста.

В октябре 2012–го он вместе с коллегами по ЖК устроил митинг против "Кумтора". Это мероприятие запомнилось ташиевским прыжком через забор "Белого дома".

После Жапарова и остальных участников этого действа взяли под стражу и осудили за попытку захвата власти. Больше года они сидели за решеткой, потом были оправданы Бишкекским городским судом.

Через год Жапаров вновь организовал народ на акции протеста против "Кумтора". Они длились несколько месяцев. На этот раз через заборы госучреждений никто не прыгал, зато перекрывали дороги, отключали свет на руднике, жгли милицейские автобусы и даже брали в заложники тогдашнего губернатора Иссык–Кульской области Эмилбека Каптагаева.

После этой истории Садыр Жапаров сбежал из Кыргызстана и несколько лет проживал в Беларуси, где, как известно, обретается значительная часть клана Бакиевых, - их приспешников.

В Кыргызстан политик вернулся в марте 2017 года - незадолго до президентских выборов. Пытался избежать ареста, мобилизовав родственников на митинг. Однако спецслужбы арестовали его прямо на границе. Дальнейшие протесты родни возле здания ГКНБ ничего не дали - Садыра Жапарова осудили.

Сегодня его сторонники называют политика жертвой атамбаевских репрессий и требуют освободить его. За него на страничке в Facebook просил даже Эмилбек Каптагаев, которого по версии следствия в свое время едва не сожгли заживо сторонники Жапарова. Бывший иссык–кульский губернатор опубликовал открытое обращение к генеральному прокурору Откурбеку Джамшитову, в котором заявил, что "никаких претензий по вопросу захвата в заложники не имею, его (Жапарова. - Авт.) там в Караколе не было".

Самый странный национальный лидер

Пока Жапаров сидит - справедливо ли или нет - с его имиджем происходят чудесные трансформации. Если несколько лет назад о нем едва ли можно было вообще всерьез рассуждать как о сколько–нибудь значимом самостоятельном политике, то сегодня ситуация несколько иная. Помимо статуса политического узника, ему приписывают звание "национального лидера", у которого большое число сторонников не только в Кыргызстане, но и за рубежом. Именно такую характеристику Жапарову дал на одном из митингов гражданский активист Мелис Аспеков.

Откуда популярность у политика, который ничем, кроме митингов, не запомнился?

Аналитики считают, что во время пребывания за границей Жапаров не сидел сложа руки. Он наладил связь с мигрантами, которые вследствие безработицы на родине, трудились в других странах и были недовольны кыргызской властью. Создал группы в социальных сетях и мессенджерах, где активно делился своими идеями. В результате садыровцы стали реальной силой, во всяком случае ощущение складывается такое.

Получится ли у них добиться своего? Вопрос, конечно, интересный. Открыто сторонников Садыра Жапарова не поддерживает ни один политик - вероятно, не хотят, чтобы их ассоциировали с бакиевцами.

С другой стороны, никто из депутатов, общественных деятелей, партийных вожаков не осуждает деструктивные действия садыровцев. И это можно понять - активность сторонников осужденного политика многим на руку.

Дело даже не в деньгах, которые нужны для проведения предвыборных кампаний. Проблема в пресловутом 9–процентном избирательном пороге, преодолеть который будет сложно для многих - не слишком–то высок у них кредит доверия в народе. Лучше уж посидеть и подождать, во что выльются митинги садыровцев, которых, возможно, поддержат так называемые третьи силы, а тогда можно и бесплатно проскочить на протестной волне.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД