Истории бишкекских волонтеров: Семья ловила крыс, чтобы сварить суп

С первых дней чрезвычайного положения десятки людей предпочли не оставаться в стороне, а встали в строй, чтобы помогать тем, кто потерял работу и оказался на грани выживания. Корреспондент VB.KG записал истории волонтеров, которые объединились в движение "Чон Казат".

Отметим, в Кыргызстане кроме них работают десятки других организаций. Каждый из них старается охватить помощью как можно больше людей.

Сейчас штабы движения "Чон-Казат" работают в Бишкеке, Новопавловке и Военно-Антоновке.

Движение "Чон Казат" было организовано после объявления режима ЧП в Бишкеке и в некоторых других населенных пунктах. В него вошли несколько благотворительных фондов, объединивших свои усилия. Кроме того, волонтеры этого движения помогают медикам из пригородов Бишкека добраться на работу, а потом уехать домой. В первые дни ЧП они готовили и раздавали горячие обеды на милицейских постах и в медицинских учреждениях.

Марьяна Володина

Мы стараемся охватить как можно больше людей, потому что это общая беда, которая нагрянула на нашу Родину совершенно неожиданно, и застала всех врасплох. Люди очень переживают и боятся. Во-первых, боятся самого вируса. Особенно пожилые люди, у многих почти паническое настроение. Во-вторых, народ совершенно не радует, что они остались без работы. У многих нет средств, чтобы покупать продукты самой первой необходимости: ту же муку, макароны, рис, масло. Семьи, которые жили однодневным заработком, не делали запасов еды, теперь остались без ничего. Они бы и рады пойти работать, да ситуация не позволяет. Часто приезжаем к многодетным семьям. У многих по пятеро-семеро детей. Недавно были в семье, где девять ребятишек. На самом деле ситуация у всех плачевная. В пригороде Бишкека есть новостройка Алтын-Казык, наши волонтеры приехали туда помочь многодетной семье. Зайдя в дом, увидели детей, которые без сил лежали на полу. Оказывается, у семьи несколько дней назад закончились продукты, и дети ничего не ели. Был случай, когда наши волонтеры приехали к пожилой паре, те радовались, что поймали крыс и смогут приготовить суп.

На самом деле очень много действительно печальных историй, рассказывая о которых, не просто хочется плакать, а становится страшно. Страшно от того, что мы не всесильны и наши ресурсы не неисчерпаемы. Я очень надеюсь, что люди будут отзываться и помогать другим. Очень важно сейчас объединиться всем, у кого более или менее есть средства к существованию, и помогать тем, кому совсем плохо. Если мы не сможет это сделать, наша общая большая беда будет только расти.

Виктория Победа

Благотворительный фонд "Путеводная звезда"

С начала ЧП я развожу медиков на работу и домой, привожу гуманитарную помощь нуждающимся. Как это началось? Даже не помню точно. Увидела где-то пост в фейсбуке, что медики не могут добраться на работу, я ответила, что могу подвезти. С тех пор пошло-поехало. Они стали передавать мой номер друг другу, а позднее я присоединилась к штабу "Чон-Казат"

Создание общего штаба – было вынужденной мерой. При общении друг с другом мы выяснили, что некоторые люди обращаются в разные фонды и получают помощь дважды-трижды, а к кому-то помощь вообще не доходит. Мы решили объединить усилия.

Примерно неделю назад мы стали сотрудничать с государственным штабом 1227. Почему-то, оказалось, что мы там не очень угодные. У них свои правила, а мы хотим сами развозить помощь по адресам. Но сотрудничать все-таки лучше, делаем, как они скажут. Правда, честно говоря, люди жалуются. Например, жители Киркомстроя недавно рассказывали, что квартальные соседних улиц делят помощь несправедливо: один раздает мешками, а другой килограммами.

Часто к нам обращаются с просьбой купить медикаменты, но в этом вопросы мы абсолютно беспомощны. Сил хватает только собрать продуктовые наборы. Даже на ГСМ нам не хватает, заправляем машины за свой счет. Тем не менее, нехватка медикаментов – это большая проблема. Например, есть семья, которым сейчас нужны лекарства для детей. Я обзвонила уже множество аптек, но пока помощи не получила. У семьи, о которой я говорю, очень тяжелая ситуация. Родители и семеро детей живут в крохотной съемной комнате. Хозяева их просят освободить помещение, а идти им абсолютно некуда. Глава семейства работал на стройке, теперь из-за карантина сидит дома. Они не получают пособие по малообеспеченности, так как документов у детей не было. Буквально за несколько дней до карантина мы с ними закончили собирать все справки, получили свидетельства на детей и сдали документы в комиссию, чтобы им начали начислять пособие, но начались бюрократические проволочки, потом объявили ЧП и вопрос застопорился. А дети продолжают болеть: у одного задержка речевого развития, у второго легкая степень аутизма.

Таких историй только у меня десятки и всем хочется помочь, но просьбы о помощи поступают сотнями. Если в первые дни ЧП были единичные звонки, то теперь обращаются целыми селами и новостройками. У всех заканчиваются деньги. Едешь в эти районы - Ак-Орго, Ала-Тоо-2, Калыс-Ордо - а там и дорог практически нет, кругом нищета и унылые лица со всех сторон. У всех один вопрос: "Что нам теперь делать? Как нам жить?". И вроде объясняешь им, стараешься донести правильные мысли, что это вынужденный карантин и если они сейчас пойдут на работу, то это их не спасет, но заглядываешь в их глаза и видишь безысходность. Им же не нужна моя и вообще чья-либо бесплатная помощь, они рвутся на работу, они хотят заработать.

Очень много проблем у людей из-за перекрытых проездов. Маленькие магазины в пригородах закрыты, но если с этим как-то можно выкрутиться, то с животными сложнее. Сельчане не могут купить корм и лекарства для скота. У нас была даже идея создать передвижной магазин и объезжать пригород раз в день с товарами.

Был врач, который просил у нас помощи. Он оперирующий хирург в частном медцентре. Днем он оперирует, а вечером уходит домой, но в случае экстренной необходимости, мчится к пациенту. Он просил у комендатуры круглосуточный пропуск – не дали, несмотря на уговоры Минздрава. Сказали: "Пусть спит на работе". У волонтеров есть тоже только дневные пропуска, хотя людям нужна помощь даже ночью. Зато службы доставки, которые за деньги возят еду, легко получили круглосуточные пропуска.

Люди готовы помогать ближним, по крайней мере, пока. Но чем дольше длится карантин, тем больше появляется неуверенности в будущем. Если в первые дни у кафе стояли очереди на заказ еды, теперь почти везде пусто. Люди боятся, что завтра им самим придется просить о помощи: деньги заканчиваются, а когда будут новые поступления неизвестно.

Фазиль Турсунов

Администратор группы "Добрые руки"

Я начал помогать людям, когда сам потерял близких мне людей. Моя мама и сестра умерли. После этого я подумал, что мне не нужны деньги, если они никого не могут спасти. С тех пор я всегда часть средств отдаю нуждающимся. Когда ввели чрезвычайное положение, я знал, что множество семей остались без работы и денег. Особенно много таких историй в новостройках Бишкека.

Развозя продукты, мы встречам разных людей. Есть те, кто благодарят со слезами на глазах за любую помощь. Встречаются и другие: смотрят на этот пакет с продуктами и спрашивают: "и это все?" Была женщина, которая позвонила мне и попросила привезти ей муку, фрукты, продукты и 20 тысяч сомов, чтобы заплатить за квартиру. Она отказалась выслать фото дома, просто требовала деньги и ничего не хотела слушать. Бывало, что мы приезжали якобы к малообеспеченной к семье, а на месте видели особняк и накрытый стол. Но для многих помощь фондов и государства - это единственная возможность выжить в эти сложные дни. Поэтому, я хотел призвать каждого гражданина не оставаться в стороне от чужого горя и помогать тем, кому сегодня без помощи не выжить.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД