Юлдаш Нурматов: Плох сценограф, делающий именно то, о чем просит режиссер

С заслуженным деятелем культуры КР, главным художником Государственного национального русского театра драмы имени Чингиза Айтматова Юлдашем Нурматовым корреспонденты "Вечернего Бишкека" встретились в его мастерской в театре. Здесь он не был с того момента, как объявили карантин. Тогда три больших спектакля были практически на выпуске, но работу пришлось свернуть, как говорится, до лучших времен.

Он никогда не мечтал стать художником, а стал. Во Фрунзенское художественное училище поступал, можно сказать, наобум. Работать в театре тоже не стремился, но однажды влюбился в сцену, и сейчас жизни без нее уже не представляет. Юлдаш Нурматов был одним из немногих наших соотечественников, кому довелось получить образование в знаменитом Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии. А потом он работал и продолжает трудиться и на родине, и за рубежом.

- Мне везет по жизни. Делать спектакли начал еще студентом. На сегодняшний день у меня их около трехсот. В старые добрые советские времена в театрах был план – выпустить пять спектаклей за сезон. Большая нагрузка. У главного художника была норма в две постановки. И если у тебя в процессе уже есть одна работа, а поступает предложение из другого театра, нужно оговаривать сроки. Параллельно делать два? Никогда в жизни! Это сейчас я могу делать хоть три. Только где? Вот вопрос! Тогда на первом месте было качество, сейчас – выживание! – говорит Нурматов.

"Нежность Натахи", "Восемь…", "Белоснежка и семь гномов", "Ыр. Песнь Чингизу", "День космонавтики или Любовь, похожая на сон", "Шесть персонажей в поисках автора", "Лучший всадник короля", "Мария Тюдор", "Человеческий голос" – спектакли из репертуара Русского театра драмы, над которыми трудился Юлдаш Нурматов. А начинал он творческий путь с ошского драмтеатра. Тогда же сложился его тандем с режиссером Искеном Рыскуловым.

- С Рыскуловым мы общались на нюансах. С этим человеком всегда было интересно. Он сам меня нашел и пригласил на постановку "Пегого пса, бегущего краем моря". Знаете, общение с хорошим режиссером - отличная школа. С Владиславом Пази в Русском драмтеатре я сделал только экспериментальную "Плаху". Но после этого начал изучать религию, стал читать Библию. С Нурланом Абдыкадыровым работал много. Мы не сразу нашли общий язык, но потом понимали друг друга с полуслова. У него было очень интересное видение, своя философия. С Нурланом Асанбековым мы делали "Ромео и Джульетту", "Человеческий голос", "Красное яблоко". Тоже интересный режиссер. Сейчас в Русском драмтеатре мне с Неллей Плешаковой нравится работать, - продолжает Нурматов.

Юлдаш Нурматов трудился и в Кыргызском национальном академическом драматическом театре имени Токтоболота Абдумомунова. И в Бишкекском городском драматическом театре у Арсена Умуралиева. Вообще художник производит впечатление спокойного, уравновешенного человека, которого трудно вывести из себя. Но и у него, оказывается, случались конфликты и недопонимания с режиссерами.

- Плох художник, который делает именно то, о чем его просит режиссер. У некоторых постановщиков есть привычка объяснять: "Я хочу, чтобы здесь было дерево. А там, вдалеке, река или озеро, и герои оттуда идут на зрителя…". Тут я, конечно, не выдерживаю: "Подожди! Зачем ты мне декорацию рассказываешь? Ты скажи, о чем спектакль будешь делать? Мне это важно!", - объясняет Нурматов.

Полностью материал читайте завтра, 12 июня, в газете "Вечерний Бишкек".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД