Почему в привесах нет прогресса, а в надоях - застои

На прошлой неделе министр сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации Эркинбек Чодуев, выступая на брифинге в правительстве, сильно удивил журналистов цифрами по экспорту продукции животноводства. Оказывается, даже в нынешних непростых условиях аграрное ведомство приветствует поставки за рубеж нашего экологически чистого мяса. Так, по словам Чодуева, за три первых месяца этого года отправлено 8,8 тысячи голов живого скота, более тысячи тонн туш и мясных изделий. Всего же экспорт животноводческой продукции составил 382,5 миллиона сомов.

Контрабандными дорожками

Чодуева в принципе понять можно. Нашим фермерам выгодно отправлять продукцию в страны ближнего и дальнего зарубежья. Живой скот, к примеру, в Казахстане стоит почти в два раза дороже, чем на наших рынках. Получают солидную прибыль и отечественные колбасные цеха, экспортирующие деликатесную продукцию. А Минсельхоз во все времена прежде всего отвечал за рост производства в аграрном секторе нашей экономики. Такая мелочь, как рост цен на продукты питания, аграрное ведомство никогда особо не интересовала.

А он, этот рост, имеет место быть. Мясо в последние два три–месяца подорожало на 10–15 сомов, яйца - на 5 сомов, на 3–4 сома подскочили цены на молочку. Мелочь? Не скажите! Средняя заработная плата кыргызстанцев, согласно официальным данным, составляет 14 тысяч сомов, а минимальная потребительская корзина стоит 15 тысяч 700 сомов. Но ведь треть граждан нашей страны не получают и эти 14 тысяч, довольствуются гораздо меньшей суммой. Самые калорийные продукты питания давно стали недоступными для большинства граждан, а министр сельского хозяйства радуется увеличению экспортных поставок животноводческой продукции за рубеж. А ведь чем больше мы отправляем скота и мяса за рубеж, тем меньше остается дома, следовательно, цены повышаются. Законы рынка!

Впрочем, с экспортом колбас и прочих мясных деликатесов еще можно согласиться. Перерабатывающие предприятия получают большую прибыль, а следовательно, платят больше налога в казну. Но зачем гнать живой скот в соседние страны? Министр Чодуев недавно отвечал на этот вопрос предельно лаконично: "Из–за эпидемии все наши скотные рынки были закрыты. Через границу же после прохождения всех санитарных процедур животных можно было перевозить".

С этими словами главы аграрного ведомства поспорить сложно. Другое дело, что скот часто перевозят через границу контрабандным путем. Причем каналы нелегальных поставок действуют давно, о них знают сотрудники правоохранительных и фискальных органов и даже государственных администраций, но закрывают глаза на беззаконие. Эти фокусы понять сложно, хотя возникает подозрение, что контролеры на границах пропускают животных за немалую мзду. Нетрудно догадаться, сколько налогов в результате недополучает казна - миллионы сомов!

Но это лишь видимая часть айсберга ценовой проблемы в отечественном животноводстве. Есть и другие причины, более существенные.

Буренки в лизинг

По данным Нацстаткома, за четыре прошедших месяца фермерами и сельхозкооперативами произведено 115,9 тысячи тонн мяса в живой массе, что на 2456 тонн меньше соответствующего периода прошлого года. Больше всех отстает в этом плане Ошская область, здесь сокращение составляет 8,9 процента. Неужели наши крестьяне разучились работать? Не похоже. Скорее всего, еще больше животных стало утекать за границу. Правда, чиновники утверждают обратное, объясняя этот факт закрытием скотных рынков, но в подобные заверения верится с трудом. Фермеры легко могли отправить животных на наши колбасные предприятия, однако переработчики дают за мясо не очень высокую цену, и крестьяне предпочитают отправлять скот за границу часто и контрабандными способами.

Мясное производство у нас хромает на обе ноги. Если раньше в республике бычки весили 800–1000 килограммов, то сейчас максимум 500. Уже давно в Кыргызстане перевелись все продуктивные породы скота, а племхозы работают ни шатко ни валко.

По данным Нацстаткома, производство молока в нынешнем году увеличилось аж на 2,4 процента и составило 399,2 тысячи тонн по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Но этот успех объясняется увеличением поголовья, а не ростом продуктивности крупного рогатого скота. Если в России среднестатистическая буренка в год дает 5 тысяч литров молока, то наша только 2 тысячи.

Нельзя сказать, что в стране не предпринимаются попытки улучшить племенную отрасль в молочном животноводстве. К примеру, один из преуспевающих банков стал давать породистых буренок в лизинг на выгодных для крестьян условиях. Но этот пример единичен. Мало в стране желающих инвестировать средства в животноводство. Отсюда и результат.

Аналогичная ситуация сложилась и в овцеводстве. Наши овцы основательно измельчали. Если раньше их вес доходил до 50 килограммов, то сейчас до 30, максимум 35.

Чиновники медленно реагируют на требование рынка. В последние годы за рубежом в большой цене тонкорунная шерсть. А мы успели свою знаменитую тонкорунную породу овец уничтожить, предприятия по переработки шерсти разорить. Представляете, какие деньги утекли мимо?! На продаже шерстяных тканей мы могли бы получать миллионы долларов и предоставить гражданам тысячи рабочих мест.

Мы вскоре окончательно прихлопнем птицеводство. Дело в том, что курам–уткам для успешного роста требуются дорогие корма, которые у нас производить невозможно. Так вот, поставки импортных кормов наши фискалы обложили несусветным налогом и в результате себестоимость одного яйца в Кыргызстане почти что в два раза выше, чем в Казахстане. Эта политика выкручивания рук птицеводам принесла результаты. Прошлой осенью предприятия Чуйской области почти полностью уничтожили поголовье несушек. Импортные яйца давно заполонили наш рынок, и подобная практика продолжается.

Фермеры стали меньше выращивать кормовое зерно, в результате скот питается в основном травой. Но даже и здесь сплошные проблемы. Общая площадь пастбищ в республике составляет 9 миллионов 147 тысяч гектаров. Из них 30 процентов нуждаются в срочном восстановлении. Более 10 лет назад Кыргызстан взял 100 миллионов долларов на восстановление наших альпийских лугов. Но кредит желаемого эффекта не принес. Крестьяне пасут скот в основном на присельских пастбищах, у них нет охоты кочевать с овцами по горам и долам. В результате ближние джайлоо вытоптаны, а дальние заросли кураем. Но зато в стране создано 454 жайыт (пастбищных) комитета, которые обязаны следить за тем, чтобы овцы паслись как на ближних, так и на дальных пастбищах, но почему–то на деле этого не происходит.

Почему молоко дешевле минералки?

Председатель кооператива "Ветка" в Аламудунском районе Сейит Мустаков не так давно поделился производственными проблемами с корреспондентом "Вечернего Бишкека":

- Представляете, себестоимость литра молока у нас 17 сомов, а перерабатывающие предприятия приобретают его по 11, зимой по 15. И спорить бесполезно. Они монополисты, диктуют свои, только им выгодные условия. Выкручиваемся за счет продажи зерна и мяса.

В это трудно поверить, но факт. Литр минеральной бутилированной воды стоит 25–30 сомов, а молоко почти в два раза дешевле. И правительство это не беспокоит. Подорожало и электричество. Если раньше сельчане платили за киловатт–час 1,5 сома, то сейчас на сом больше. Не только председатель "Ветки", но и многие другие фермеры обращались к властям с просьбой предоставить льготы при оплате за электроэнергию хотя бы в период сбора урожая, но никто крестьянам не пошел навстречу.

Нет льгот для сельчан и в приобретении горюче–смазочных материалов. Поэтому фермеры ищут заправки, на которых солярка хотя бы на полсома дешевле. А все это происходит потому, что аграрии финансируются скромно, если не сказать большего. Государственные льготные кредиты достаются только десятой части фермеров, а их в стране, кстати, 350 тысяч человек. Многие крестьяне не ощущают заботы со стороны государства. А ведь во всем мире сельхозпроизводителям предоставляют не кредиты, а дотации. Но нашим сельчанам об этом приходится только мечтать.

Согласно официальным данным, в прошлом году мы продали Ирану миллион тонн баранины. Живых овец грузят в самолеты и отправляют в эту страну. Налажены поставки нашего мяса в Пакистан, арабские государства. Животноводческую кыргызскую продукцию хотят приобретать европейские страны. Но получается обидный перекос. По данным Нацстакома, импорт мяса в нашу страну превышает экспорт в 30 раз! Граждан своей страны мы обеспечиваем продукцией только на 60 процентов. Кыргызстанцы давно догадались, мясо какого качества поступает к нам. То есть за рубеж мы отправляем экологически чистую продукцию, а приобретаем бог знает что. Недаром ни в республиканских СМИ, ни на официальном уровне не публиковались данные о качестве зарубежных кур, окорочков, свинины и говядины. То есть мы превратили Кыргызстан в страну второго сорта, и, похоже, эта ситуация чиновников устраивает.

Так, может, поэтому имеет смысл подумать о полном обеспечении наших граждан экологически чистой калорийной продукцией. И чтобы она была относительно недорогой.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД