Семена беспечности не дадут хороший урожай

В нынешнем году правительство приняло беспрецедентные меры по обеспечению фермеров посевным материалом. Весной семхозы реализовывали крестьянам семена пшеницы и других зерновых сельхозкультур со 30–процентной скидкой. Осенью эти специализированные хозяйства должны будут получить компенсацию от государства. Сработал ли этот механизм, насколько он оказался эффективным и каково состояние семеноводства в Кыргызстане, об этом корреспонденту "Вечернего Бишкека" рассказал директор департамента по экспертизе сельхозкультур Министерства сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации Таалайбек Айдаралиев.

Все ли крестьяне получили семена со скидкой?

- В целом постановление правительства сработало. Во всяком случае, у меня нет информации о том, что кто–то из крестьян остался без посевного материала. Из бюджета на компенсацию денежных средств семхозам выделено 64 миллиона сомов. Этих средств должно хватить не только на сев яровых, но и озимых культур.

Однако не все так однозначно. Некоторые фермеры все же приобретали семена сомнительного качества на рынках по предельно низким ценам. Понятно, какой урожай они соберут. Отдельные семхозы реализовывали посевной материал крупным сельхозпроизводителям по договорным ценам, не стали надеяться на дотации со стороны государства. Другими словами, определенная часть крестьян не поверила в наши нововведения. Жалко, конечно, но в следующем году уже все сельхозпроизводители убедятся в эффективности компенсационной системы. Это же мировая практика!

Согласно официальным данным, в Кыргызстане насчитывается 1 миллион 200 тысяч гектаров пашни. Но это не так. Между крестьянскими наделами вырыты арыки, проложены дороги. А ведь это сокращает, и причем весьма значительно, размеры сельхозплощадей. К тому же на этих лоскутках трудно применять технику, проводить сельхозобороты. Все это сказывается на урожаях.

Насколько эффективно работают наши семхозы? Хватает ли их?

- Очень больную тему затронули. В советское время на территории республики действовало 60 семеноводческих хозяйств, которые владели 240 тысячами гектаров. Это позволяло снабжать колхозы–совхозы отличным посевным материалом, выращивать новые эффективные сорта практически всех основных сельхозкультур. Более того, семена кормовых культур Кыргызстан отправлял в другие республики. Отлично работали ученые–аграрники, селекционеры.

Сейчас ситуация диаметрально противоположная. Если в 2016 году у семхозов было 39 тысяч гектаров пашни, то в прошлом уже 33 тысячи га. И эта губительная тенденция продолжается.

В сказанное вами трудно поверить. Семеноводство во всех странах считается приоритетной отраслью, специализированные хозяйства имеют так называемые охранные грамоты от государства, им предоставляется режим наибольшего благоприятствования. Почему у нас эти площади сокращаются как шагреневая кожа?

- Этому есть тысяча и одно объяснение. В 90–е годы семхозы тоже попали под ураган приватизации, сейчас сельские депутаты, проявляя мнимую заботу о крестьянах, урезают своим решением поля семеноводческих хозяйств и освободившиеся площади отдают безземельным людям.

Особенно преуспели в этом неблаговидном деле чиновники Тюпского района Иссык– Кульской области. За несколько последних лет они своим волевым решением сократили площади семеноводческих хозяйств на 60 гектаров. Мы направляли письма руководителям Тюпского района, местным правоохранительным органам, но пока сделать ничего не удается.

И к чему в итоге это может привести?

- К зависимости от других государств. Почему сегодня наши мелькомбинаты предпочитают работать с импортным сырьем? Да потому что оно одинакового качества! Наши фермеры выращивают пшеницу разных сортов, с разным уровнем клейковины. Из такого сырья качественную муку приготовить трудно.

Но ведь мы и так давно импортируем пшеницу из Казахстана! Не можем полностью обеспечить себя мясом, растительным маслом, многими другими продуктами питания...

- Я оптимист. Убежден, что принимаемые меры в скором времени будут способствовать обеспечению кыргызстанцев всеми основными продуктами питания. Дотации семхозов, о которых я говорил, принесут ожидаемый эффект.

А почему молчит наша наука? Что–то не слышно о выведении учеными Кыргызстана новых сортов той же пшеницы, других сельхозкультур.

- И на это есть причины. Долгое время научно–исследовательские институты земледелия и животноводства относились к Министерству науки и образования. В конечных целях ученых–аграрников никто в этом ведомстве не был заинтересован. В Минобразе люди решают другие задачи. А ведь по идее только Минсельхоз должен делать госзаказ ученым на выращивание перспективных сортов основных сельхозкультур и следить за выполнением этой работы.

В прошлом году наши отраслевые институты были возвращены Министерству сельского хозяйства, работа в них потихоньку разворачивается. Но дело в том, что почти все наши ученые–аграрники почтенного возраста, молодых специалистов практически нет. Согласитесь, эта большая проблема. Не желают из– за низких зарплат выпускники аграрного университета заниматься научной деятельностью. Дело дошло до того, что работникам институтов государство платит только зарплату, а средств на проведение исследовательских работ не предоставляет. С таким подходом мы можем оказаться без своих новых сортов, перспективных пород животных. Скажу больше, на сегодняшний день у нас остался только один агроном–овощевод и один агроном–садовод. Комментировать этот факт даже нет необходимости.

Еще один пример. В республике долгое время не обновляются сорта фасоли. Местных специалистов, чтобы помочь нам в этом вопросе, не нашлось. Пришлось обратиться за помощью к коллегам из Турции и Китая.

Да, но ведь директор НИИ земледелия академик Акималиев много раз говорил о имеющихся запасах новых сортов пшеницы, ячменя, кукурузы. Почему нет связи науки с производством?

- Предана забвению старая система внедрения новых сортов, новая не выработана. Предполагаю, что дело также в отсутствии стимулов, необходимых контактов между фермерами и учеными.

В прошлом году наша газета рассказывала о том, что в Кыргызстан поступают зараженные бактериальным ожогом саженцы плодовых деревьев. По этой причине сады Прииссыккулья перестают плодоносить. Почему никто не борется с этой заразой? И куда подевались местные прекрасные сорта яблони и груши?

- Если откровенно, старые сорта яблонь и груш не выдерживают конкуренции с импортными саженцами. По многим показателям! В частности, апорт и грушевка хранятся хуже заморских даров природы. Вот если бы у нас были логистические центры, надежные хранилища - другое дело.

Но должен отметить, что в наших запасниках имеются саженцы апорта, грушевки и даже райки. Наверно, появятся желающие их выращивать.

Да, к нам нередко поступают зараженные всякими недугами саженцы плодовых деревьев. Раньше это происходило из–за отсутствия должного контроля на фитосанитарных пунктах. Сейчас он поставлен на должный уровень. Но в то же время часто привозят деревья, болезнь в которых обнаружить невозможно. Здесь нужно отметить, что коллеги из России прежде чем завозить импортные саженцы, проверяют их состояние в тех странах, где их выращивают. Мы тоже усиливаем контроль за импортными саженцами. Будем надеяться, что в скором времени решим эту проблему.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД