Час без ИВЛ и последнее письмо Аскарова. Безнаказанная халатность ГСИН?

Он хотел жить, он надеялся и держался, много читал, изучал языки, мечтал о свободе и справедливости! Последнее письмо умершего накануне пожизненно лишенного свободы Азимжана Аскарова опубликовала в соцсетях правозащитница Аида Байжуманова.

Письмо с просьбой он передал ей более месяца назад. Аскаров был полон решимости, учил английский, выяснял нюансы по собственному делу.

- Это последнее письмо Аскарова Азимжана ака, его последняя просьба. Спасибо коллегам, которые помогли собрать материалы, передать ему. Бир Дуйно до последнего билось за его жизнь и свободу! Этим письмом Азимжан ака благодарит всех коллег и партнёров, которые были с ним до конца! Он хотел жить, он надеялся и держался, много читал, изучал языки, мечтал о свободе и справедливости! Соболезнуем Хадиче эже и его детям! – пишет Байжуманова.

Первопроходец, отдавший свою судьбу и трагические десять лет жизни борьбе с несправедливостью, написал в соцсетях под его некрологом другой правозащитник Эрнест Джанаев.

- Счастливый человек, спокойный о своем предназначении, пославший нам письмо о своей любви к нам: "Сегодня, даже пребывая за решеткой, я горд и свободен, потому что свободны мой дух, сознание и взгляды на мир. Именно в этом секрет силы и бессмертия человека. Мой голос, суждения и вся моя деятельность ныне известна всему миру: информация распространяется, находя свое место в самых сокровенных уголках души у тысяч и тысяч людей. Это ведь ниспосланный мне свыше великий дар Всевышнего и истинное счастье!

Я могу умереть или быть убитым моими врагами. На все воля Аллаха. Но даже в этом случае этот бренный мир покинет лишь мое тело. Душа же моя останется жить в сердцах многих тысяч людей. Потому что Аллах даровал мне живущих на всех пяти обитаемых континентах бесценно дорогих друзей, которые не остались равнодушными к моей судьбе. И я буду жить в их сердцах, пока живы они…".

Политолог Алмаз Таджыбай и вовсе призвал ГСИН предоставить доказательства, хотя бы снимки на видео и фото, что Азимжан Аскаров срывал маски, будучи больным пневмонией.

Напомним, по официальным данным ГСИН, 9 июля 2020 года заключенный Азимжан Аскаров обратился в медицинскую часть учреждения №19 с жалобами на общую слабость и повышенную температуру.

После осмотра медицинскими работниками ему несколько раз было рекомендовано стационарное лечение в условиях лечебно-исправительного учреждения №47 города Бишкек. Однако А.Аскаров отказался. Были составлены соответствующие акты и занесены в медицинскую книжку.

Сотрудники профильного отдела Аппарата омбудсмена 16 июля встретились с Аскаровым. На встрече Аскаров также отказался на перевод в ИК-47 для прохождения дальнейшего лечения.

Осужденный Аскаров 24 июля принудительно был переведен в учреждение №47 для обследования и дальнейшего лечения.

После госпитализации осужденный был подключен к кислородному концентрату, уровень сатурации составлял 80-83. У него была внебольничная правосторонняя пневмония. После подключения к концентрату больной категорически сопротивлялся и самостоятельно срывал маску. Он находился под наблюдением дежурного врача.

9:30 утра 25 июля осужденный А.Аскаров повторно отключил кислородный концентрат и в 10:30 была констатирована биологическая смерть.

Тело А.Аскарова направлено в РБСМЭ г.Бишкек. Окончательная причина смерти будет установлена после вскрытия и проведения соответствующих судебно-медицинских экспертиз.

Об отказе проведения лечебного мероприятия осужденного Аскарова после поступления в лечебное учреждение №47 также были составлены соответствующие акты.

Осужденный отбывал пожизненный срок наказания с 2010 года и находился под динамическим наблюдением медицинских сотрудников МСЧ с диагнозом: коронарная болезнь сердца, атеросклеротический кардиосклероз, атеросклероз коронарных сосудов и сосудов головного мозга, дисциркуляторная энцефалопатия смешанного генеза, хронический холецистит, хронический панкреатит, хронический пиелонефрит левой почки".

Неясно почему в 9:30 утра 25 июля, когда осужденный Аскаров, якобы, повторно отключил кислородный концентрат при сатурации в 80 процентов, ГСИН не стал предпринимать никаких действий, а спустя час – в 10.30 зарегистрировал биологическую смерть? Ведь, рядом с тяжелобольным должен был находиться дежурный врач? И почему до сих пор при подобном раскладе не начато расследование относительно халатности медперсонала, виновного в гибели пожизненно заключенного? И действительно, кроме акта, если какие-либо доказательства срыва кислородного аппарата осужденным?

Правозащитница Толекан Исмаилова сообщила журналистам, что Азимжана Аскарова похоронят в Узбекистане - таково было его желание.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД