Пандемия разрушает транспорт в Бишкеке

Общественный пассажирский транспорт, как частный, так и муниципальный, несет огромные потери в связи со сложившейся в столице ситуацией с коронавирусом. Зарплаты падают, водители увольняются, предприятия обрастают миллионными долгами перед Налоговой службой, Соцфондом и так далее. Но, несмотря на все сложности, троллейбусы, автобусы и маршрутные такси пока продолжают перевозить пассажиров.

Лето и без COVID традиционно является "мертвым" сезоном для столичного транспорта: каникулы, отпуска. В нынешнем году тяжелый удар по этой сфере нанесла пандемия. К сезонному падению пассажиропотока добавился переход горожан на удаленную работу. К тому же в качестве одной из мер борьбы с коронавирусом был сокращен график работы пассажирского транспорта. Напомним, автобусы, троллейбусы и бусики можно увидеть на улицах только с 7 до 11 утра и с 16 до 21 вечера.

Еще одной мерой предупреждения распространения заболевания стала норма перевозки пассажиров - в салоне должно быть не более 70 процентов сидячих мест. Соблюдается ли это требование, в также другие - ношение масок, перчаток в транспорте, решил проверить корреспондент "Вечерки", проехав по двум маршрутам и понаблюдав за работой автобусов и троллейбусов на одной из оживленных остановок. Это особенно актуально сейчас, когда ежедневное количество заболевших переваливает за тысячу человек. А пассажирский транспорт, как известно, считается одной из самых опасных зон.

Утренний час пик, остановка на пересечении улиц Юнусалиева (Карла Маркса) и Суеркулова (Донецкой). Через нее проходят автобусы № 6, 9 и 42, троллейбусы 11 и 17, а также с десяток микроавтобусных маршрутов, в числе которых 106, 145, 212, 269 и другие. Словом, она является оживленным транспортным узлом. Поэтому было удивительно, что людей во много раз меньше, чем обычно - не более десяти человек. Бусики подходили с заполненными наполовину сидячими местами. Все водители в масках. К слову, пассажиры также стали использовать средства индивидуальной защиты, чего после отмены режима ЧП не наблюдалось.

Многие троллейбусы и автобусы тоже полупустые, люди садятся подальше друг от друга. В каких–то заняты лишь сидячие места. Пассажиров, которые едут стоя, не более трех–пяти человек, да и то не в каждой машине. Казалось бы, вопиющее нарушение, ведь должно быть занято только 70 процентов сидячих мест. Однако внутреннее пространство в салонах объемное, к тому же открыты все окна.

Сажусь в троллейбус № 17, который едет в центр.

- Как ситуация? - интересуюсь у водителя.

- Никак, - обреченно махнул рукой шофер. - Я уже забыл, когда в последний раз план выполнял. Вы сейчас едете в максимально оживленное время (сидячих мест не хватило только трем пассажирам, включая меня). А с девяти часов в салоне будет по пять–десять пассажиров. Вечером то же самое.

Обращаюм внимание на наличие санитайзера - он есть. Правда, пользуются им далеко не все пассажиры. Но это уже вопросы к ним, а не к водителю. И дышать в салоне действительно легко за счет открытых окон и влетающего мощного воздушного потока, который порой даже кепку с головы срывает.

Люди, кстати, тоже недовольны сложившейся ситуацией.

- Не понимаю, для чего было сокращать режим работы транспорта, - говорит пожилая бишкекчанка. - Что дали эти несколько часов в дневное время, когда троллейбусы и автобусы не ходят? Количество больных снизилось? А отмена работы транспорта в выходные? Это вообще абсурд. Из крайности в крайность бросаются городские власти. В Москве даже метро не закрывали.

Обратно возвращался на автобусе № 42. И задал тот же вопрос водителю, что и его коллеге.

- Страшно, - честно признается мужчина. - В троллейбусах шоферы отделены перегородкой от салона, а мы нет. Поэтому у нас на предприятии заболевших много. Постоянно маски меняем, но не уверен, что они защищают. В общем, работаем на свой страх и риск.

Время было уже за девять утра, а сидячие места были заполнены только на половину.

Опасность поездок в транспорте, по крайней мере сейчас, явно преувеличена. Тем более водители рассказали, салоны постоянно дезинфицируются.

Из первых уст

Прокомментировать сложившуюся ситуацию мы попросили представителей пассажирских предприятий столицы. То, что они рассказали, заставляет всерьез задуматься о перспективах перевозок в Бишкеке, а точнее, об их отсутствии.

- Ситуация у нас крайне тяжелая, - говорит начальник МП "Бишкекское пассажирское автотранспортное предприятие" Нурлан КойЧубаков. - Ежедневная выручка снизилась с 400–450 тысяч сомов до 30–35. Как следствие, упали зарплаты у водителей, примерно до 6 тысяч. Начались увольнения. За такие деньги люди не хотят рисковать своим здоровьем и жизнью. А опасность серьезная - у нас заболевших 38 человек, один работник скончался.

Из–за снижения выручки мы не можем вносить положенные отчисления в Соцфонд и Налоговую службу, образовался долг за коммунальные услуги. Ежемесячно долги увеличиваются примерно на 3,5–4 миллиона сомов. Благо мэрия помогает дотациями, чтобы хоть зарплату закрывать.

При этом мы не снизили количество выездов, оно остается таким же, как и в прежнее время. И пока не собираемся этого делать, так как перевозить горожан надо. Не всегда удается выполнить требование 70–процентной заполняемости сидячих мест. Не будет же водитель выгонять лишних пассажиров, - заключил Нурлан Койчубаков.

Аналогичная ситуация наблюдается и в Бишкекском троллейбусном управлении. О чем рассказал его директор Артур Омурзаков.

- Выручка рухнула с 350–400 тысяч до 40–45, - говорит директор. - Образовались долги за электричество, по налогам и социальным отчислениям. Стараемся договариваться об отсрочке, и некоторые организации идут навстречу. Наблюдаются также задержки по выплате заработной платы. Но спасибо мэрии, помогает деньгами.

Предприятие немного сократило количество выездов - со 140 до 120–125 машин в день. Однако снижать далее или вообще приостанавливать не будем. Ведь для многих горожан общественный транспорт - это единственная возможность добраться до дневных и ночных стационаров.

При этом стараемся обезопасить и своих сотрудников, выдаем средства индивидуальной защиты, установили санитайзеры. На сегодняшний день у нас 33 человека находятся на больничном. Это не только водители, но и другие специалисты. И все равно мы будем продолжать выполнять свои обязанности, - заверил Артур Омурзаков.

Дополнил общую картину глава ассоциации "Альянс бус" Григорий Николаиди.

- Количество машин, выходящих на линию, сократилось до 50–60 процентов. Работают в основном те, у кого машина в собственности, а не в аренде. Арендаторам сейчас выходить не выгодно, так как даже на аренду не всегда удается заработать. А хозяина мало интересуют проблемы шофера: выехал - заплати.

Проверяющие замучили постоянными придирками. Стараются отыскать хоть какую–то мелочь, чтобы оштрафовать. При этом муниципальному транспорту столько "внимания" не уделяют. Видимо, своих не с руки наказывать?

Ну и удивляет глухота государственных органов, к которым мы обращались с просьбой временно снизить ставки по налогам и стоимость лицензий. Люди все также вынуждены платить в полном объеме, хотя прежних заработков нет, - отметил Николаиди.

Одним словом, уже сейчас появилась проблема отсутствия водителей и большие долги. И они будут лишь усугубляться.

Еще нужно постоянно обслуживать и своевременно ремонтировать подвижной состав. Но раз нет денег на обязательные платежи, то и о ремонте можно забыть.

В общем, если государство срочно не примет меры, то к концу пандемии, может, и раньше, мы получим дефицит водителей, изношенный автопарк и огромные долги.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД