Отсутствие в ID-карт "национальности" признали противоречащей Конституции

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики 14 октября, рассмотрев конституционность пункта 3 положения об ID-карте, утверждённого постановлением правительства Кыргызской Республики от 3 апреля 2017 года № 197, признала его противоречащим статье 38 Конституции в той мере, в которой информация об этнической принадлежности включена лишь в электронный чип, и не указывается открыто в текстовом виде.

В соответствии со статьёй 38 Конституции КР каждый имеет право свободно определять и указывать свою этническую принадлежность. Другими словами, каждому предоставлено право по своему усмотрению, во-первых, определять, во-вторых указывать в документе, касающемся данного человека свою этническую принадлежность, либо вовсе отказаться от её указания.

По своему смыслу и содержанию конституционное положение о праве свободно определять свою этническую принадлежность означает сознательный акт самоопределения человека, отнесения самого себя к определённой этнической общности, а также возможность выбора собственной культурной идентичности и право удовлетворять интересы и запросы, связанные с этнической принадлежностью.

Под таким дозволением как "свободно указывать" Конституция КР усматривает необходимость предоставления каждому, как форму самовыражения личности, право придавать гласности, свободно выражать и распространять информацию о своей этнической принадлежности в любых общедоступных источниках, в том числе официальных документах, касающихся конкретного человека.

В то же время, конституционно-правовой смысл обозначенных прав заключается не только в возможности человека определять или не определять, указывать или не указывать свою этническую принадлежность для различного рода юридически значимых целей, но и вовсе отказаться от определения и указания своей этнической принадлежности, или же придать ей форму ограниченного доступа.

Одновременно с этим, в соответствии со статьёй 38 Конституции КР никто не должен быть принуждён к определению и указанию своей этнической принадлежности. В целом данная статья в императивном порядке ставит в зависимость официальное фиксирование сведений об этнической принадлежности индивида в каких-либо документах, выдаваемых в целях его идентификации, от его воли. Более того, в целях неукоснительного обеспечения соблюдения запрета на принуждение к определению и указанию человеком своей этнической принадлежности Конституция Кыргызской Республики отнесла её в список запретов, не подлежащий каким-либо изменениям (пункт 9 части 4 статьи 20, второе предложение статьи 38).

Оспариваемый обращающейся стороной пункт 3 рассматриваемого положения устанавливает перечень сведений, подлежащих включению в ID-карту. При этом сведения подразделены на две категории: в текстовом виде и на электронном чипе. Сведения, касающиеся этнической принадлежности по желанию заявителя содержатся в электронном чипе. То есть включение в электронный чип сведений об этнической принадлежности означает использование криптографических технологий в целях ограничения доступа к содержащейся в нем информации. Это возможно лишь по воле самого человека, который желает определить свою этническую принадлежность, но указывать её в закрытом режиме.

Однако в то же время, исключение возможности указывать в текстовом виде на ID-карте сведений об этнической принадлежности, если этого желает сам заявитель, означает прямое нарушение права на придание гласности или же распространение иным образом информации о своей этнической принадлежности, в том числе на ID-карте, удостоверяющего личность конкретного человека. То есть нарушается гарантия, предусмотренная статьёй 38 Конституции Кыргызской Республики о праве каждого свободно определять и указывать свою этническую принадлежность.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД