"Департамент пробации действительно заработал и люди нам начали доверять"

В последнее время в Кыргызстане несколько раз озвучивалось намерение властей о проведении амнистии. Общественное мнение разделилось: кто-то считает, что это хорошо, другие опасаются разгула преступности. Мы попросили рассказать о том, как работают с гражданами, вышедшими из заключения по амнистии в Кыргызстане, директора департамента пробации при Министерстве юстиции Кыргызской Республики Зарылбека уулу Алмазбека.

Сообщения об амнистии всегда вызывают эмоциональный отклик в обществе. Как вы считаете ваше ведомство готово встретить освободившихся после амнистии и помочь им социализироваться?

- Думаю, да. И для информации хотелось бы чтобы наши граждане представляли, что такое департамент и сам институт пробации в Кыргызстане. Для начала напомню о том, что наш департамент создан в рамках проведения судебной реформы. В январе 2017 года принят закон "О пробации". И все это связано с гуманизацией судебной системы. Мы прежде всего социальный институт и граждане, которые попадают в число наших клиентов совершили менее тяжкие преступления. У нас четыре вида пробации: досудебная, исполнительная, пенитенциарная и пост-пенитенциарная пробация.

При работе в досудебной пробации ведется работа с теми, кто совершил менее тяжкие преступления, судебными органами и работают с подсудимым. Суд принимает решение о том, что данному гражданину предписана досудебная пробация в рамках судебного разбирательства. И мы должны провести всестороннее исследование гражданина: провести обследование социальной стороны его жизни (характеристика с работы, с места жительства, активность), создать психологический портрет. И по результатам обследования готовим пробационный доклад или мотивированное заключение. То есть может данный гражданин стать нашим клиентом или нет. Если человек проходит по критериям, прописанным в Законе, то мы готовы с ним работать. И он становится нашим клиентом.

Второй вид пробации - исполнительная пробация – то есть это когда по приговору суда к нам в департамент приходят осужденные лица, которые получили "пробационный надзор". На практике человек направляется в районный отдел департамента пробации, где становится на учет, например, в Свердловском районе Бишкека или в Ат-Башинском Нарынской области. В его приговоре указывается на какой период человек поступает под надзор департамента. И согласно решению приговора: например – раз в месяц или каждый день клиент должен встречаться с куратором. Мы отслеживаем исполнение приговора, если, например, человеку запрещено занимать государственные должности, садиться за руль. Ну и по своему желанию человек может работать с психологом. А мы стараемся помочь человеку социализироваться, взаимодействовать с обществом.

Третий вид пробации - пенитенциарная – эта работа, которая проводится непосредственно в местах заключения с осужденными, с теми кому выносится решение об условно-досрочном освобождении. Осужденный обращается к руководству учреждения, там по закону формируют соответствующие списки. Сотрудники департамента проводят исследование на месте и там, где заключенный будет проживать. Есть ли жилье, работа, социальные, личностные отношения с окружением. Проводятся личные беседы с заключенным. И по окончании пишется заключение руководству колонии для предоставления документов суду. Во всех инстанциях наше заключение изучают, и если замечаний нет, подтверждается УДО После этого гражданин поступает к нам под надзор.

И четвертый вид пробации - пост-пенитенциарный - по окончанию срока. Нам приходит список отбывавших наказание с указанием срока пробации, и работаем уже с ними.

Структурно мы расположены по всей стране, то есть не нужно специально ехать в Бишкек чтобы что-то решить. По республике 54 организации, и три зональных: первое : Бишкек, Чуй, Талас, второе: Ош, Джалал-Абад, Баткен и третье – Иссык-Куль, Нарын. В каждом есть районные отделы.

У нас несколько направлений работы: учет, мониторинг, социального работа и надзор.

Главная задача оказать помощь в ресоциализации клиентов в наше общество. Наш сотрудник составляет программу для клиента – если проблемы по документированию - решаем, конфликты с родственниками - обращаемся к профессиональным медиаторам, не берут на работу - встречаемся с потенциальными работодателями, депрессия - работа с психологами.

Даже если после зоны человеку негде жить - обращаемся в Минсоцтруда, чтобы помогли разместить на время в приюте. То есть задача сотрудника департамента страховать клиента, оказывать ему социальную помощь.

Есть ли трудности, как воспринимают вашу работу в обществе?

- Сам департамент пробации начал работать 1 сентября 2019 года. Пока проблема только с кадрами. Есть психологи, но не хватает профессиональных навыков в нашей специфике. Особенно это важно среди психологов.

Важно понять, что основная работа у нас с самим человеком, его установками, привычками, может образом жизни. Человек по неосторожности, по своей глупости совершил преступление – но у него мышление не преступное. Институт пробации дает шанс исправиться, а если наше законодательство кидает его в закрытую зону, и он впитывает в себя субкультуру криминала, экстремизма, фанатизма. А если он идет через департамент пробации, то он отбывает срок и одновременно имеет шанс измениться.

Сколько человек сегодня считаются вашими клиентами? Как к вашей работе относятся в обществе?

- На учете 5300 по 4-м видам пробации. Институт пробации для Кыргызстана новый, кто-то понимает, что это хорошо, другие не поддерживают гуманизацию в условиях нашей страны. Но мировая практика, а в некоторых странах пробации уже 100 лет, показывает свои положительные стороны. Собственно пробация с латинского - это испытание. То есть человек, оступившийся, совершивший преступление у нас проходит испытательный срок. То есть общество не списывает его со счетов.

И по нашим данным количество находящихся в местах заключения стало меньше. И мы стараемся разъяснять, что пробация - это экономия бюджета. У нас всего в штате 178 сотрудников по стране, а под пробацией 5 300 клиентов. Наши подопечные находятся дома, питаются дома. У нас расходы на содержание персонала и помещений.

По вашей опекой сейчас только те кто был осужден за последний год?

- И те кто осужден за менее тяжкие преступления за последний год, у кого то год или два-три пробационного надзора. И те, кто был под надзором управления уголовного наказания ГСИН ранее. Они передали нам 4.5 тысячи человек. В отличие от депаратамента пробации в задачи управления ГСИН не входила ресоциализация, оказание писхологической помощт. Потому правительство и приняло решение передать эту часть работы в гражданское ведомство.

После предстоящей амнистии все попадают в ваше ведомство?

- Давайте разбираться, чтобы не было путаницы. Пробация все-таки – это прохождение наказания вне закрытых учреждений. Амнистия - это решение об освобождении. И надо смотреть в каждом индивидуальном случае, что будет в написано в документах. Да, скорее всего все попадут к нам как клиенты для пост-пенитенциарной реабилитации, ресоциализации.

В Кыргызстане принят закон и о Медиации, работает профессиональное сообщество медиаторов, вы привлекаете их для работы?

- Мы стараемся привлекать профессиональных медиаторов, сотрудничаем. Это полезно и для нас самих, как понимаете работа сложная, много различных ситуаций. Они помогают нам в особо сложных моментах.

Пробация касается и несовершеннолетних?

- Ювенальная пробация ведет свою работу с учетом того, что клиенты подростки. В рамках ювенальной пробации. В этой работе нам активно помогают общественные фонды, которые профилируются в этом направлении "Поколение инсан" - помогают нам найти профильных психологов, оказывают техническую помощь, оборудовали учебно-методический кабинет, проводят выездные семинары с сотрудниками и клиентами. Мы считаем, что это важная помощь.

Во время пандемии выросла безработица. У вас указывается на сайте что одна из задач работы с клиентом - трудоустройство. Удается найти работу для клиентов?

- Институт пробации - не только сам департамент, но и советы по пробации в каждом районе. Председателем совета по пробации является глава местной администрации. А туда входят и ГРС, органы милиции, и так далее. И в задачи совета входит решать проблемы клиента. То есть секретариат формирует повестку, мы заранее задаем вопросы, и нам стараются помочь. Например, у клиента проблема с документированием: выносится решение и спускается поручения местным госорганам. Формируются списки нуждающихся в трудоустройстве. В условиях Бишкека у нас есть списки работ по Тазалыку, которые могут выполнять наши клиенты. Есть методика работы этих советов. И есть механизм контроля за работой советов.

Что является маркером хорошей работы департамента пробации?

- Если клиент пробации возвращается повторно – конечно - прокол. Но пока повторных таких преступлений не зафиксировали. Срок для особых успехов мал, а так - реальная помощь клиентам: получение ими документов, трудоустройство, оказание социальной помощи.

Считаем, что департамент пробации действительно заработал и люди нам начали доверять. В период пандемии КОВИД-19 сами клиенты пробации обращались к нам, говорили, что готовы работать, там, где надо. В больницах не хватало людей, и наши клиенты отправились в красную зону в национальный госпиталь в июле-августе 2020 года. Также помогали организовать горячее питание. И это один из показателей ресоциализации наших клиентов, показатель того, что они встраиваются в общество. То есть надо говорить о том, что, говоря о наших клиентах, мы говорим о людях, которые попали в сложные ситуации, обстоятельства, но все они, все мы – члены общества, граждане Кыргызстана. Это важно помнить.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД