Гульсара Ажибекова: К юбилеям отношусь философски

В 2020–м юбилей отметила народная артистка Кыргызской Республики Гульсара Ажибекова. А еще в уходящем году исполнилось 45 лет с момента выхода на экраны фильма "Красное яблоко", 35 лет, как зрители впервые увидели картину "Волны умирают на берегу", и 25 лет ленте "Буранный полустанок", в которых снималась актриса. Корреспонденту "Вечернего Бишкека" удалось встретиться с ней.

Мы хотели узнать, чем сейчас живет народная любимица и готовится ли порадовать поклонников новыми интересными работами. Но разговор получился не столько о творчестве, сколько о жизни, событиях, происходящих в стране, мире, и о том, как выжить в наше безумное время, не потеряв себя.

Катастрофа с привкусом праздника

Гульсара Ажибековна, как вообще вы относитесь к юбилеям?

- Философски. Иногда думаю, кто это придумал делить жизнь человека на какие–то этапы? Юбилеи же мне напоминают советские пятилетки. Человек подсчитывает, что приобрел, кем стал, сколько потратил. Владимир Зельдин как–то сказал: "Юбилей - катастрофа с привкусом праздника". Это своего рода испытание, стихийное бедствие.

Возраст свой не скрываете?

- Нет. Моя природа не выносит вранья. И, когда вижу, что кто–то врет, раздражаюсь, нервничаю. Считаю, надо иметь мужество принимать собственный возраст, понимать, что он накладывает определенные обязательства, и двигаться дальше. Воспринимаю жизнь такой, какая она есть. Смотрела недавно программу со Светланой Светличной. Она жаловалась, что сын не любит, внучка хочет отравить. Мне же кажется, дело в другом. Она - творческий человек, которому, наверное, элементарно не хватает внимания. Но самое главное - она живет и чувствует так, как жила и чувствовала полвека тому назад: "Я - центр вселенной!". А жизнь–то продолжается. И вот это внутреннее несогласие собственных ощущений с реальностью рождает всевозможные фобии. Поэтому она не удовлетворена, поэтому несчастна. Ужасно, конечно. Упаси боже от такого!

А вы чувствуете себя счастливым человеком?

- Да. Ведь когда мы счастливы? Когда в ком–то растворяемся. Когда мысли, душа заняты не самими собой, а энергия направлена на то, чтобы сделать хорошее для других. Счастливы, когда любим. У меня есть дети, внуки. Дети - это прекрасно, но внуки... Я даже представить себе не могла, что общение с этими засранцами, как я их называю, будет доставлять столько радости. И хочу, чтобы они тоже прожили хорошую жизнь, вырастили уже своих детей, увидели внуков. Жизнь - увлекательная штука, которая требует от тебя действий, поступков. Но наступает момент пресыщения, когда надо остановиться, остаться с ней один на один, все осмыслить. Тогда придет умиротворение, возможно, мудрость.

А какое место занимает сейчас кино в вашей жизни?

- Кино настолько разное, как и люди. В художественном кино я себя не вижу. Есть много историй, и, конечно, можно все это сыграть, даже прожить. Но... Мне кажется, в настоящее время нет в кыргызском кино режиссера, способного создать фильм, который потом назовут произведением искусства.

Мне сейчас гораздо интереснее документальное кино. С удовольствием смотрю передачи про природу, животных. Люблю канал Discovery. Вообще внимание к документалистике растет во всем мире. Люди, наверное, просто устали от всевозможных игр. Их и в жизни хватает. Хочется чего–то настоящего. Наша молодежь тоже пытается что–то такое делать. Ребята пробуют, поют, как говорится, свою песню на том уровне, на котором развиты их чувства, насколько они глубоки и многогранны. Мы тоже когда–то пришли в искусство влюбленными, с горящими глазами, жаждущими чего–то необычного. Было время - бегали, суетились: "О, меня туда позвали!". Я обожаю творчество. Но меня должно что–то зацепить, вдохновить. Процесс ради процесса - не для меня.

Жизнь как цветы в целлофане

В этом году мы все неожиданно оказались в культурном вакууме. На ваш взгляд, как отразятся на людях эти десять месяцев без походов в кино, театры, музеи? Без живого общения с искусством, да просто друг с другом?

- Лично для меня это катастрофа. Все слушают авторитетную ВОЗ, эпидемиологов, вирусологов. Введены санитарные нормы, которые нельзя нарушать. Но мне кажется, это просто невозможно. Самое ценное в нашей жизни - общение. Как, скажите, пожалуйста, я не буду обнимать своих детей, целовать внуков?! Да, страшно, и мы ходим в масках. Но это, может быть, просто самоуспокоение. Ведь никаких гарантий того, что не заразишься, все равно нет.

Или обучение в режиме онлайн... В нынешних условиях, наверное, это единственно возможный вариант. Так же, как и концерты, спектакли в Интернете. Только это напоминает цветы, завернутые в целлофан. Можно смотреть, но нельзя прикоснуться, почувствовать аромат. Ограниченное восприятие, минимум эмоций. Люди загнаны в такие жесткие рамки, что временами напоминают роботов. А кино: сами видите, сейчас не до кино. Хотя все равно жизнь идет, и надо петь песни, слагать стихи, танцевать, любить!

По жизни до пандемии скучаете?

- Ну а как вы думаете?! Тогда мы порхали и не ценили этого. Мне думается, эту ситуацию с коронавирусом надо использовать для осмысления собственной жизни, для того, чтобы освободиться от всякой шелухи. Нужно понять, что для нас главное, на чем следует концентрироваться. Карантин открыл людям глаза на то, что простые человеческие взаимоотношения бесценны. Здорово, если у тебя есть близкие, ради которых ты готов на все. Однако, когда людей лишают общения с ними, протестов не избежать. Никакой карантин не остановит.

За событиями, происходящими в нашей стране, наблюдаете, оцениваете?

- Знаете, в те предреволюционные осенние дни в Интернете я увидела документальные кадры, которые меня потрясли. Наши молодые ребята работали в Москве. Случилась беда: обвалилась крыша, кто–то погиб. Они давали показания, рассказывали, как все произошло. Эти мальчишки даже написать ничего не могли, потому что неграмотные. Торчат там, чтобы заработать денег и элементарно выжить. Один парень выругался, потом расплакался, извинился, затем сам себе сказал, что все будет хорошо!

Конечно, можно порассуждать о том, что у нас произошло и происходит. Благодаря Интернету земной шарик превратился в один большой кишлак. Процессы и тенденции всюду одинаковы. В мире накопилось столько негативной энергии, столько конфликтного... А то, что у людей в головах, то и в жизни. Человечество со страшной скоростью движется к обрыву, и никто не хочет остановиться. Прежняя система уже не работает. Люди понимают, что никакой лидер или партия не выстроит им жизнь, потому что каждый работает в своих интересах. И вот это социальное неравенство приобретает иногда самые уродливые проявления. Интеллектуалы Запада говорят сейчас о том, что грядет глобальная перестройка. Думаю, у нас это уже началось.

Сами не хотите пойти в политику?

- Нет. Я уже была в ней, при Акаеве. И мир знает актеров, которые продолжали свою карьеру на политическом поприще: Рейган, Шварценеггер, Зеленский, бизнесмена Трампа называют шоуменом. Притом что на многие вещи я смотрю критически, Трамп мне симпатичен. Я ранее читала его книги. Он ведь не мечтал о президентстве. Это деловой человек, несколько раз разорявшийся и поднимавшийся вновь. Есть в нем какая–то здоровая природная сила, которая и толкнула на покорение новой высоты. И людей, которые за него голосовали, подкупили его природная бесхитростность, какая–то кондовая правдивость. Он не тот человек, который может быть марионеткой, исполнять чьи–то приказы. Только свое видение, свое понимание. Поэтому люди ему верили. И вообще, мне кажется, пока в этой стране "номер один" все не уладится, ни у кого в мире не уладится. А ситуация–то напряженная. У меня дети там, и я со страхом смотрю в завтрашний день.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД