Ветераны предлагают дать имя первой военной летчицы СССР базе ОДКБ в Канте

Кыргызстанские ветераны во главе с директором Чон-Арыкского исторического музея заслуженным деятелем культуры КР, почетным ветераном республики и Бишкека Калбубу Менсеитовой предлагают увековечить память первой советской военной летчицы Зинаиды Кокориной (1898 -1980). Она с 1935 по 1967 годы жила и работала в Кыргызстане. Об идее увековечения VB.KG рассказала сама Калбубу Менсеитова.

Кроме того, Менсеитова предлагает установить Кокориной мемориальные доски на школах в Бишкеке, Чолпон-Ате и Ананьеве, где Зинаида Петровна работала директором и учителем. Есть и предложение выпустить почтовую марку КР к 125-летию со дня рождения первой военной летчицы СССР, которая более 30 лет была нашей землячкой.

Отличник архивного дела, заслуженный работник культуры КР Айгуль Карымсакова разыскала недавно интересные документы о работе Кокориной в Кыргызстане и вообще о биографии первой военной летчицы, с которыми познакомила VB.KG.

Кокориной выпало родиться тогда, когда Россия стремительно модернизировалась, а вскоре, после революции 1905-го, стала парламентской конституционной монархией. Социальные лифты работали отлично. Девочка Зина из очень бедной семьи хорошо училась, и за это ее бесплатно приняли сначала в престижную гимназию, а затем и в еще более престижный университет.

Она родилась в пермской глубинке. Отец был рабочим-горняком, умер в 1902-м. Мать сначала работала поденщицей, а с 1907-го – сиделкой (санитаркой) в заводской больнице в Мотовилихе до смерти в 1921-м. В 1908-м Зинаида окончила церковно-приходскую школу, и, как отлично учившаяся, заведующей школой была устроена учиться на казенный счет (бесплатно) в Пермскую Мариинскую гимназию, которую закончила с золотой медалью, продолжила учиться на Бестужевских женских курсах и на историко-филологическом факультете Петроградского университета.

В 1921 году едет в Киев, где заболела мечтой стать военной летчицей:

- Однажды долго не могла уснуть после того, как над Киевом низко пролетел самолет, летчика можно было разглядеть. Мне сказали: "Зинаида Петровна, дело это мужское". Я отправилась работать библиотекарем Первой высшей школы военных летчиков на Каче, это рядом с Севастополем.

В Качинской школе библиотекарь Кокорина совершила свои первые полеты с тамрошним инструктором Альбертом Поэлем. У них была большая любовь. За несколько дней до свадьбы Поэль не успел вывести старый "Ньюпор" из штопора и разбился.

Военных летчиц тогда не было, первой стала Кокорина. Разрешения на учебу в военных авиашколах добилась на личном приеме у председателя Центрального Исполнительного Комитета СССР Михаила Калинина.

Единственный прибор в кабине самолетов тех лет – указатель уровня масла в моторе. Все остальное лишь на глаз и на слух - скорость, высота. Кокориной в Качинской военной школе первой в группе доверили летать без инструктора. Тоже почетно: в мае 1924-го Зину приняли в РКП(б).

И вот она уже слушатель Высшей военной школы воздушной стрельбы и бомбометания в Серпухове. Вскоре она уже старший летчик Отдельной легкобомбардировочной авиаэскадрилья имени Ленина в Липецке. Затем два года на командных должностях в еще одной элитной авиаэскадрилье, базировавшейся в украинском Зиновьевске.

С января 1930-го Кокорина – на руководящих должностях в системе Осоавихима - Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству. Кокориной доверили в 1930-1933 годах быть начальником и одновременно комиссаром Хабаровской школы пилотов. Известна фотография того времени, если присмотреться - на петлицах Кокориной полковничьи ("комполка") знаки различия.

На других фотографиях можно разглядеть на гимнастерке Кокориной ромбовидный значок. Это - высшая награда Осоавиахима - почетный знак "За активную оборонную работу". Первыми награжденными были будущие маршалы Ворошилов и Буденный. Кокорину в ноябре 1932-го наградили за безаварийную работу ее школы пилотов.

Затем Кокорина в Москве была замруководителя авиационного отдела Осоавиахима. Там работали очень известные впоследствии люди. Ильюшин и Яковлев, Цандер и Королев.

В 1934-1935 Кокорина – замначальника строительства Центрального аэроклуба СССР в Москве.

Как Зинаида Кокорина оказалась в Кыргызстане? Что сообщают архивные документы?

Оказывается, в июне 1935-го ЦК ВКП(б) она была командирована на партработу во Фрунзе, заведующей Особым сектором Киргизского обкома ВКП(б) и ЦК КП(б) Киргизии до августа 1937-го.

- В октябре 1937-го была исключена из партии "за отсутствие бдительности к Белоцкому", - пишет в своей автобиографии Кокорина.

Морис Белоцкий (1895-1944) – участник гражданской войны, кавалер двух орденов Красного Знамени. В 1923-м учился, затем преподавал в Военной академии РККА, был еще в том году и одним из редакторов книги к 5-летию академии, на обложке красовался "создатель РККА" Троцкий в полный рост с указующим перстом. Конечно, вскоре Белоцкий от Троцкого отрекся, "но осадок остался". В 1937-м военный трибунал осудил Белоцкого "за связь с врагами народа" на 15 лет лишения свободы, в 44-м Морис умер в тюрьме.

А пока, после разных высоких партийных постов, в 1932-1933 годах Белоцкий был первым зампредседателя Осоавиахима: тогда и познакомился с Кокориной. Так что неудивительно, что ее направили вскоре на работу в Кыргызстан, где Белоцкий был с 1933-го "хозяином республики". Тем более, что Кокориной и ее детям врачи предписали поменять климат – наследственная склонность к туберкулезу.

Жена Белоцкого, заведующая промышленно-транспортным отделом Киробкома Нина Лордкипанидзе (такая семейственность не возбранялась) явно под руководством Кокориной стала еще и первой женщиной-летчицей Кыргызстана.

Чем занимался особый сектор Кокориной? Это была секретная партийная канцелярия, важное подразделение партаппарата. Изначально так и назывались в 20-е годы – "секретные отделы". С 1934 по 1954-й – "особые секторы", с 1954-го и до конца советской власти – "общие отделы".

20 мая 38-го Кокорину "арестовали как врага народа". Прошел год с лишним. Нечеловеческие условия содержания во фрунзенской тюрьме, жестокие избиения. Спустя год, 29 мая 1939-го, "освобождена за прекращением дела". Ни суда, ни извинений не было.

15 июня 1940-го года приказом Наркомата просвещения Кокорина назначена директором средней школы № 28 города Фрунзе. Но ненадолго: 17 января 1941-го приказом того же Наркомпроса ее перевели директором Сазановской (нынешняя Ананьевская) средней школы на Иссык-Куле.

На нынешнем сайте бишкекской школы-лицея № 28 говорится, что здание школы "было построено поздней осенью 1939 года, но временно в нем находилось управление БЧК. В мае 1940 года здание было освобождено, и к началу учебного года силами учителей все было приведено в образцовый порядок. Работать было трудно, все надо было делать самим, ученики пришли из разных школ, не было никаких традиций, их надо было создавать. Возглавляла школу с 1939 года Кокорина Зинаида Петровна. Успели привыкнуть друг к другу, сдружиться".

Но не все так благостно: нашлась горе-коллега, которая писала на Кокорину доносы.

А в Сазановке Кокорина была директором школы с мая 1941 до июля 1942-го, ее тоже хвалили за образцовую работу.

Недавно в Москве дочь Кокориной, ее тезка доктор филологических наук Зинаида Смелкова издала яркую книгу о матери "Я буду летать!" В книге повествование идет от лица героини. Зинаида Кокорина рассказывает:

- Сначала меня на Иссык-Куле ежегодно переводили из одного села в другое, такое же маленькое. Кстати, для человека, у которого не было ни кола, ни двора, в войну это оказалось спасением. Тут давали какое-никакое жилье и знаменитые "шесть соток", где росли самые необходимые и урожайные картошка и кукуруза. Но работа была серьезной и благодарной. Ребята хотели учиться. Очень хотели. Не было книг – они запоминали и повторяли сказанное учителем. Не было тетрадей – они сшивали их из старых газет, тщательно разыскиваемых и оберегаемых. Долгие часы варилась-выпаривалась красная свекла, становясь чернилами, - вспоминала Кокорина.

Она преподавала в школах на Исссык-Куле историю, дополнительно – русский язык и литературу. Иногда, очень редко, рассказывала ребятам о рождении Красной Армии, о Качинской летной школе.

Когда дочь закончила Кыргосуниверситет, Кокорина вышла на пенсию досрочно, по болезни, и сразу переехала к дочери во Фрунзе.

Во Фрунзе жили очень трудно. Кокорина получала минимальную пенсию по инвалидности – 14 рублей. И весь бюджет семьи из четырех человек (два внука росли без отца) составлял 183 рубля: 125 – зарплата дочери, 44 – алименты и 14 – пенсия. Жили на съемной квартире, дочь вынуждена была подрабатывать уборщицей.

И вдруг – подарок судьбы. Кокорину разыскали ее друзья-летчики. Ставшие генералами и полковниками бывшие юные красные военлеты поставили целью добиться квартиры для Кокориной в Москве. Основания: в 1935-м ее командировали во Фрунзе из Москвы; незаконно репрессирована в 1938-1939; ee мужа, Сергея Смелкова, видного советского разведчика, незаконно репрессировали примерно в те же годы. Друзья-авиаторы подключили на подмогу даже летчика-космонавта Терешкову.

В квартире в тихом московском центре (туда переехала и дочь с сыновьями) новоселье совпало с празднованием 70-летия Кокориной.

А вскоре в квартире появился необычный гость – лучший репортер "Комсомольской правды" Василий Песков. Тогда он писал не только "Окна в природу". Песковский очерк о Кокориной "Первая" прославил Зинаиду Петровну на весь Советский Союз. Писем было столько, что их она разбирала несколько лет.

экскурс-бюро

В честь младшей современницы Кокориной, первой военной летчицы Турции Сабихи Гекчен (1913-2001), не так давно назван один из международных аэропортов в Стамбуле, на азиатском берегу Босфора.

Сабиха, приемная дочь президента Ататюрка, стала военной летчицей в 1936-м, на 10 с лишним лет позже Кокориной.

- Назовут ли какой-нибудь аэропорт на постсоветском пространстве в честь первой советской военной летчицы Кокориной? Например, аэродром базы ОДКБ "Кант"? – задается вопросом директор Чон-Арыкского музея Калбубу Менсеитова.

Она также занимается увековечением памяти других кыргызстанских выдающихся военных летчиков. Это дважды Герой Советского Союза Талтат Бегельдинов, хронологически один из самых последних Героев Советского Союза (звание присвоено посмертно, в 1991-м) Исмаилбек Таранчиев, Герои Советского Союза Евдокия Пасько и Михаил Шатов, героически погибший в небе над Сталинградом один из первых военных летчиков Кыргызстана Касым Ормокоев.

Ветераны КР во главе с директором Чон-Арыкского музея заслуженным деятелем культуры, почетным ветераном республики и Бишкека Калбубу Менсеитовой предлагают установить Кокориной мемориальные доски на школах в Бишкеке, Чолпон-Ате и Ананьеве плюс выпустить почтовую марку КР к 125-летию со дня рождения первой военной летчицы СССР, долго работавшей директором и учителем школ во Фрунзе и в Прииссыккулье.

Подробнее о первой советской военной летчице Кокориной читайте в пятничной газете "Вечерний Бишкек".


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД