Кыргызкие военные сражались с военным агрессором, а не с мирным населением

Радио Озоди опубликовало предварительный список погибших с таджикской стороны. В материале издания отмечается, что хотя "прошло четыре дня с начала приграничного конфликта на таджикско-кыргызской границе, но таджикские власти до сих пор не огласили имена погибших и раненых".

Список 16-ти граждан Таджикистана, погибших в приграничном конфликте:

Мехрузиддини Мухриддин (Болтаев) – 26-летний офицер, врач погранвойск в Исфаре.

Мухаммадулло Раджабализода, 26-летний офицер ОМОН МВД Таджикистана;

Джасурджон Суяркулов, пограничник, 28-летний житель села Калъачаи Азими района Деваштич;

Хасан Акбаров, пограничник, 31-летний житель села Аловуддин района Фархор;

Салохиддин Гадоев, 28 лет, командир погранзаставы в Матчинском районе;

Шерали Рахматзода, военнослужащий погранзаставы в Исфаре;

Сафар Набиев, военнослужащий погранзаставы в Исфаре;

Некруз Гафуров, пограничник, уроженец кишлака Дахбед джамоата Каратаг г. Турсунзаде.

Бахтовар Махмудов, житель кишлака Найман джамоата Сурх г. Исфары;

Умеджон Юсуфов, житель джамоата Овчи-Калъача Бободжон Гафуровского района;

Хикматулло Махкамов, 26 лет, житель джамоата Чоркух;

Иброхим Хошимзода, 26 лет, житель махаллы Навобод джамоата Чоркух;

Собир Ваххобов, 51 лет, житель джамоата Чоркух;

Манучехр Каландаров, 40 лет, житель джамоата Чоркух;

Далер Эшонов, 33 года, житель джамоата Чоркух;

Хусейнджон Шаропов, житель джамоата Чоркух.

В материале уточняется, что поиск и проверка информации о других жертвах продолжается.

Из списка видно, что половина погибших военнослужащие, вторая половина – мужчины призывного возраста. Ни женщин, ни детей, ни стариков в числе жертв не значится.

Это говорит о том, что происходящее на границе не имеет отношения к ранее возникавшим на рубежах проблемам. Случившееся было вероломным актом военной агрессии Таджикистана против Кыргызстана. Соседняя республика готовила военную операцию по захвату наших земель, очевидно, с намерением объединить анклав Ворух с основными территориями Таджикистана.

Причем, если исходить из данных о том, что в конфликте непосредственное участие принимал военно-полевой командир Шох Искандаров, получается, что официальный Душанбе не погнушался сотрудничеством с бандитами.

Предположительно, Искандаров с ведома таджикских властей по списку и военным билетам раздал оружие - 2 тысячи 400 автоматов Калашникова подконтрольным ему боевикам, ветеранам войны в Афганистане, прибывшим из разных регионов Таджикистана. Это, к слову, объясняет наличие в таджикском списке погибших мужчин только призывного возраста.

Со стороны КР основная часть военных погибла во время минометного обстрела водозабора "Головной". Наши героические пограничники сражались только с военными и бандитами. Кыргызские солдаты до последнего защищали родину от агрессора, в то время как соседи обстреливали мирные села, убивали гражданское население, жгли дома кыргызстанцев брали их в заложники.

Теперь важно, чтобы факт военной агрессии Таджикистана в отношении Кыргызстана был расследован и признан на международном уровне. Для этого существуют различные международные механизмы, соответствующие подразделения ООН, они должны все задокументировать, признать соседнюю республику страной-агрессором и возможно ставить вопрос на уровне международного трибунала, так как имели место преступления против целостности КР и против мирного населения нашей республики.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД