Чолпон Джакупова: Власти ждут смерти Данияра Дунганова

1036  0
Анна Яловкина

Судебный процесс по событиям 7 апреля, ставший визитной карточкой и позором действующей власти, продолжится уже скоро, несмотря на бесчисленные публикации и обращения о незаконности судилища. Глава правовой клиники "Адилет" Чолпон Джакупова в интервью Интернет-редакции "ВБ" поделилась своим мнением о ходе разбирательства и молчании Генпрокуратуры.

- На какой стадии сейчас находится судебный процесс по событиям 7 апреля?

- Сейчас он приостановлен на неопределенное время. Это связано с состоянием подсудимого бывшего заместителя председателя Службы госохраны Данияра Дунганова, обвиняемого в стрельбе по митингующим 7 апреля 2010 года. Он находится в СИЗО ГКНБ и объявил голодовку. Мне сообщили, что его состояние тяжелое, и он уже с трудом поднимается без посторонней помощи. И вчера у него не могли взять кровь на анализ, потому что она загустела.

- Почему Дунганова продолжали вызывать на судебное заседания, игнорируя его состояние и настояния его врача? И почему хирург, приглашенный на суд, сделал заключение, что состояние Дунганова позволяет ему присутствовать на слушании?

- Нет, хирурга там не было. Позвали то ли фельдшера, то ли еще кого-то со стороны. Он вроде бы присутствовал в зале военного суда, но я точно не знаю. На последнем судебном заседании произошла задержка: суд начал свою работу через полтора часа после объявленного времени. Когда председательствующий судья зачитывал результаты медицинского свидетельства этого врача, нам не была оглашена ни его фамилия, ни дата осмотра. Наша правовая клиника неоднократно заявляла, что то, что делают с Данияром Дунгановым в соответствии с национальным и международным законодательством должно расцениваться как пытка. Начиная с того момента, когда его вытащили на сцену во Дворце спорта, находящегося под воздействием морфия и обезболивающего. И по логике вещей, после таких заявлений Генеральная прокуратура должна была возбудить уголовное дело по факту применения пыток в отношении подсудимого Дунганова.

Я на днях прочитала, что генпрокурор Аида Салянова приказала своим сотрудникам незамедлительно расследовать все уголовные дела по факту пыток.

Извините меня, вся страна видела, как человека выкатывали на каталке! Что же еще нужно, чтобы надзорный орган возбудил, наконец, уголовное дело? Или сделало хотя бы соответствующее заявление по этому поводу?

Вместо это Генпрокуратура демонстрирует просто для галочки, что Кыргызстан свои обязательства выполняет, и якобы дела расследуются. Вы знаете, все эти заявления в свете последних событий для меня просто пустые декларации.

- По идее дело должно было развалиться еще в самом начале из-за отсутствия доказательств, но оно продолжает рассматриваться в суде…

- Мы изначально неоднократно заявляли: доказательств, что кто-то из потерпевших был застрелен из оружия, принадлежащего нашим подзащитным, в материалах дела до сих пор нет. Одного этого достаточно для прекращения дела.

Судебные слушания и показания самих потерпевших и свидетелей, приглашенных стороной обвинения, свидетельствуют скорее об обратном.

То есть в ходе судебных заседаний уже звучали неоднократные подтверждения того, что сами потерпевшие стреляли, у них на руках было оружие и камни, что они угоняли БТР, из которого потом стреляли по "Белому дому". Об этом говорили не только нам, не только судье, но и журналистам, которые информацию фиксировали и немедленно передавали.

- Если предположить, что "Альфа" и СГО не были причастны к выстрелам, то кто мог быть причастен?

- Понимаете, мы не утверждаем, что они не стреляли. Во-первых, мы с самого начала говорим: представьте нам доказательства того, что кто-то был застрелен из их оружия. Во-вторых, простите меня, если сам бывший куратор всей правоохранительной системы Азимбек Бекназаров на заседании суда заявляет, что расследование было проведено крайне некачественно, в материалах следствия существуют огромные пробелы, то что еще нужно? Это говорит юрист, бывший генеральный прокурор, бывший куратор правоохранительной системы.

Если сам бывший и.о. генпрокурора Кубатбек Байболов говорит, что он передавал материалы дела под давлением "Белого дома"?

- Какие самые вопиющие нарушения законодательства в этом судебном процессе Вы можете перечислить?

- Во-первых, судья не имел права изначально принимать материалы дела, которые следователи оформили так небрежно и некачественно. Есть же определенные процессуальные требования к материалам дела, представляемых в суд для начала рассмотрения. Во-вторых, вообще недопустимо предъявление заочного обвинения. В-третьих, применяются пытки в отношении подсудимых.

Подсудимые и адвокаты в ходе судебных процессов неоднократно, я не побоюсь этого утверждения, систематически подвергаются угрозам, оскорблениям, шантажу со стороны потерпевших. Это происходит в зале заседания под оком председательствующего судьи, и сотрудники Генеральной прокуратуры тому свидетели. Мы неоднократно просили надзорный орган возбудить уголовные дела в отношении участников процесса, позволяющих себе националистического рода оскорбления и угрозы в адрес адвокатов, самих подсудимых и их родственников.

- Какова реакция?

- Генеральная прокуратура и сотрудники ГКНБ до сих пор ни одного уголовного дела по этим фактам не возбудили. Хотя процесс записывался на камеру. Установить личность тех, кто срывает процессы, тех, кто угрожает, не составляет никакого труда. Разве это не является еще одним свидетельством того, что участь подсудимых, наших подзащитных предрешена? И что на самом деле правосудие вершится не судьями, а заинтересованными лицами из числа руководства "Белого дома" и толпой.

- Есть шансы защитить права подсудимых?

- Устала взывать власти к совести и состраданию. Больше я этого делать не буду. Ими движет лишь инстинкт самосохранения и страх, поэтому на них может воздействовать только международное сообщество. Мы обратились к партнерам из "Голоса свободы", которые подготовили срочный доклад о фактах пыток. Теперь мы будем ждать реакции на международной арене.

- Почему общественность перестала участвовать в процессе, стихли обсуждения в СМИ?

- Потому что человек не может возмущаться вечно. Это нормально. Но большинство ведь не знает историю подсудимого Дунганова. Его мать рыдает на процессах так, что даже прокурор и судья опускают глаза. Его жена хотела сжечь себя напротив "Белого дома"… В его двухкомнатной квартире, которую он получил только два года назад за хорошую службу, отца ждут дети. Он охранял всех президентов, в том числе и Розу Отунбаеву после апрельских событий. А сейчас власти просто ждут его смерти, не моргнув глазом.

Комментарии
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД