В чем главное достижение Сооронбая Жээнбекова?

Их называли чимкириками и баранами. Однако пока никто не ставил депутатам ЖК диагноз "политическая импотенция". И это странно, ведь большинство парламентариев на самом деле страдает несостоятельностью и слабостью, неспособностью принимать решения. Большинство нардепов сегодня занимаются тем, что просто сидят и ждут, что в новый созыв парламента их поведут за ручку.

Партийная перестройка

В Кыргызстане едва ли не каждый второй знает, как правильно рулить страной. Советы на этот счет президенту Сооронбаю Жээнбекову дают журналисты и энпэошники, соратники и противники. Все, кому не лень, выступают с рекомендациями, как можно быстрее начать "реальные" реформы. Дескать, вот уж два года у власти, а подвижек никаких нет.

Тот факт, что глава государства провел, по крайней мере, одну значительную реформу, советчики предпочитают не замечать. Возможно, потому что изменения, которые он произвел, нравятся далеко не всем.

На сегодня можно констатировать, что Сооронбай Жээнбеков сумел сделать то, что до него не совершал ни один кыргызский правитель. Он фактически расчистил политическое поле, разрушив укоренившуюся в стране систему олигархических и персональных партий. Сейчас в стране сложилась уникальная ситуация: к власти наконец может прийти свежая политическая элита с новыми идеями развития государства и работать непосредственно на народные интересы.

До и после революции 2010 года в республике складывалась очень конкретная политическая традиция. Истеблишмент дробился на политические объединения не в естественном порядке - то есть в результате политической активности людей, а в качестве инструмента воздействия отдельных лидеров и для проведения межклановых схваток.

При таком раскладе разделения партий по идеологии, характерного, например, для Европы, у нас так и не случилось. Да и не могло так получиться, потому что в Кыргызстане более–менее устойчивые политические объединения формируются как клубы по интересам - по интересам бизнеса.

Такая политическая схема возникла, разумеется, не при Алмазбеке Атамбаеве. Однако при нем партии олигархов стали чувствовать себя максимально комфортно. И понятно, почему, ведь множество богатеев - мукомольные и водочные короли - вошли в состав президентской партии. СДПК стала достойной заменой обслуживающих в свое время интересы режимов Акаева и Бакиева "Алга, Кыргызстана!" и "Ак Жола".

Помните, пару лет назад в Кыргызстане выпустили журнал "Самые богатые люди Кыргызстана"? Так вот, в этом рейтинге значились люди, занимавшие высокие посты во времена правления Аскара Акаева, Курманбека Бакиева, те, кто входил в состав бывшего временного правительства, и те, кто продолжал работать на важных государственных должностях при Атамбаеве. Среди них и парламентарии - бывшие и настоящие: Феликс Кулов, Омурбек Бабанов, Иса Омуркулов, Аскарбек Шадиев, Чыныбай Турсунбеков, Кожобек Рыспаев, Осмонбек Артыбаев и многие другие.

Надо признать, что долгое время именно деньги - не идеи и программы - оставались основным козырем политических партий во время выборов. В борьбе за мандаты партии и кандидаты тратили миллионы долларов официально и неофициально. Отчасти именно из–за недостатка финансов (при полном отсутствии качественной идеологической составляющей) партии, подобные "Ар–Намысу", "Ак Шумкару" или Партии коммунистов Кыргызстана, фактически исчезли с политической арены.

"Ата Мекен", к слову, вероятно, рано или поздно ждет та же судьба. Сегодня социалисты, у которых, как оказалось, тоже не все ладно внутри партии, остаются в поле зрения электората только благодаря тому, что в свое время Алмазбек Атамбаев превратил Омурбека Текебаева в политзаключенного. Посадив его в тюрьму по обвинению в коррупции, бывший президент "подарил" своему вечному оппоненту звание оппозиционера–мученика. Надо полагать, папа Теке будет эксплуатировать этот образ, пока возможно.

Впрочем, бесконечно оставаться на плаву партии Текебаева и ему самому вряд ли помогут даже лавры политического узника. В конце концов, масштабных финансовых резервов у социалистов не имеется, а идеология, связывающая участников этого политобъединения, не вполне оригинальна и направлена большей частью на обслуживание интересов иностранных держав.

Бесспорный барьер

Нынешний избирательный порог, установленный для прохождения в Жогорку Кенеш на выборах 2020 года, некоторые называют катастрофой для отечественной политики. Мол, такой избирательный порог был бы допустим, если бы в республике партийная система была развита.

Ну если уже говорить о количестве политических объединений, то партийную систему КР назвать неразвитой не повернется язык. В этом смысле ее можно считать даже более продвинутой, чем в Соединенных Штатах, где, напомним, за власть от выборов к выборам борются всего две партии - демократы и республиканцы.

Только за последние 10 лет в Кыргызстане зарегистрировано более 130 новых политических партий. В последние три года Минюст зарегистрировал 26 новых политических партий. Причем больше всего "родилось" в 2010 году - 37, в 2012–м - 22 и в 2016 году - 18.

Безусловно, множество вопросов есть к качеству партийных организаций. Одна из самых больших слабостей отечественных политобъединений - отсутствие у них национальных проектов и связи с избирателями.

Для реализации крупномасштабных проектов партийцы, увы, слишком мелко мыслят. А с народом партии и их лидеры контактируют только в преддверии выборов. В этот период политики превращаются в динамичных и умело капитализирующих запросы электората на реформы персонажей. Но вот после прихода в парламент они теряют запал, как правило, за 5 лет полностью проваливают свою избирательную платформу. Просто на уровне слов, не говоря уже о действиях.

Разумеется, таких депутатов едва ли можно считать реальными носителями власти. Также не скажешь, что они обладают авторитетом среди простых людей. Их политическое влияние в основном формируется за счет пиара. Только вот этого недостаточно, чтобы стать эффективной, влиятельной и долговременной силой.

Наши нардепы вообще, если дело не касается их шкурных интересов, безынициативны и ленивы. Они привыкли, что их действия модерируют на седьмом этаже "Белого дома". Нынешний президент такой подход не практикует. В связи с этим сегодня в парламенте царит растерянность и вялость. Депутаты, сроднившиеся с мыслью, что им не нужно действовать самостоятельно, просто не знают, что им делать. Трудно не заметить, что после короткой, но буйной войнушки с бывшим кумиром депутатов Атамбаевым заседания парламента превратились в скучнейшие сборища, где реальных проблем никто не решает.

Эксперты–политологи годами ждали, что произойдет переформатирование кыргызского политического поля за счет перегруппировки существующих партий путем их слияния и объединения. Число партий должно было значительно сократиться. Ведь фактически Кыргызстану нужны две–три крупных и работоспособных политобъединения, по примеру тех же США.

К слову, реальной катастрофой для кыргызской политики станет снижение избирательного порога. Этот шаг приведет к вполне определенным последствиям, которые, надо отметить, не имеют ничего общего с реальными демократическими преобразованиями.

Предположим, барьер снизят до 5 или даже до 3 процентов. В итоге получится, что парламент будет сформирован из большого количества партий. Рано или поздно разношерстную компанию политических бездельников возьмет под контроль и управление Омурбек Текебаев. Он на парламентской трибуне чувствует себя увереннее, чем рыба в воде. Так что, скорее всего, свежеизбранную парламентскую братию, тем более если собрана она будет из кого попало, он на раз подомнет под себя.

Сейчас папа Теке и его сторонники добиваются снижения этого самого спорного барьера, раскачивая эту тему при помощи лояльных СМИ и экспертов (прозападной направленности, как и сам Текебаев).

Не исключено, что добиваться своей цели либерально настроенная часть истеблишмента будет всеми способами. Цель оправдывает средства, а значит, в ход пойдут все инструменты политического воздействия. В том числе и угроза революцией, которая в силу особенностей отечественной политики сохраняется в КР неизменной.

В наших реалиях революции не несут того сакрального смысла, свойственного событиям некогда сотрясавших Францию или царскую Россию. Революции в Кыргызстане - это инструмент политической борьбы. Чтобы его задействовать, иногда достаточно расколоть общество, например, по региональному или экономическому признаку.

Впрочем, нужно констатировать: теперь регионализм и социальное расслоение - это только вершина айсберга факторов, которые могут стать причиной массовых волнений. Народное недовольство может возникнуть из–за переживаний за экологию или против одного бывшего чиновника. Главное, использовать новые технологии и бить в одну точку.

Если внимательно приглядеться к нынешней общественно–политической конъюнктуре, то можно понять, что сейчас мы находимся как раз на стадии раскачки ситуации. Пока митинги, которые стали частым явлением, проходят мирно и чинно. Однако нужно понимать, что народ собирают одними только гневными постами в Интернете и мессенджерах. Дальше - дело техники: на главные площади в разных городах выводят массы людей. Не критические, но такие, что с ними уже нельзя не считаться.

Автор: Анвар Ажиев специально для "Вечернего Бишкека"


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД