Дело против "Вечерки". Как Фарид Ниязов дезинформирует общественность

У журналистов особое отношение к жизни. Ведь правители и высокие чиновники приходят и уходят, а мы остаемся, чтобы писать и вещать, чтобы передавать читателям и зрителям быстро меняющуюся картинку происходящего в стране.

Но не всем властям предержащим нравится, когда пишешь правду. Всем хочется меньше критики, больше слов поддержки.

Сегодня против "Вечерки" развязана информационная война за то, что осмелилась сказать правду, за то, что огрызается и даже порой кусается.

Ничего удивительного, независимая пресса должна быть сторожевым псом свободы слова, но мы убеждаемся: власти не хотят этого. Более того, намеренно вводят общественность в заблуждение.

...В конце прошлой недели на пресс–конференции советник президента Фарид Ниязов, комментируя авторскую статью Рины Приживойт "Ждать "рассвета" еще два года - до президентских выборов", сделал вывод: "у редакции "Вечернего Бишкека" жуткая ностальгия по временам Бакиева".

Да, Рина Нигматовна жестко и смело критикует нынешнее окружение президента. Все наши обращения и публикации в последнее время заставляют сильно волноваться и стрессовать больших чиновников и лихорадочно искать поводы зацепить нас, показать, какие, мол, эти журналюги гадкие–нехорошие. Советник президента даже процитировал выдержки из публикации Приживойт в газете "МСН" бакиевских времен.

Ну, знаете ли, тогда давайте уже все публикации во всех трех газетах холдинга анализировать и искать в них желаемое.

Рина Нигматовна, журналист с большим опытом, острого пера которого боялись все чиновники в акаевскую эпоху, на своей страничке в соцсетях написала: "Да, с Максимом я сплоховала. Дала ему очень большой кредит доверия в надежде на то, что не станет человек нахально манипулировать российскими деньгами и подставлять отца–президента. Максим стал. Так, если разобраться, я и нынешнего главу государства всегда поддерживала, относилась к нему с уважением, брала интервью. И что в результате?".

Если уж копаться в прошлом, то можно припомнить, что в сентябре 2005 года Алмазбек Атамбаев был назначен министром промышленности, торговли и туризма Киргизии, но через полгода, 21 апреля 2006 года, ушел в отставку, обвинив Бакиева в покровительстве криминалитету и свертывании политических реформ. Почему же он тогда упорно не стоял на своей позиции, а в момент, когда оппозиция активно выступала против Бакиева, стал премьер–министром и позже получил орден "Данакер"? Да потому, что никто не мог тогда и предположить, в какого монстра выродится режим семьи Бакиевых.

Еще в 2009 году, в мае, журналисты "Вечернего Бишкека" не боялись писать статьи под острыми названиями. Например "Заклятие авторитаризма": "Признаемся честно: присвоенный Кыргызстану лейбл "островок демократии" надо считать огромным авансом. Или лучезарной целью грядущего многолетнего развития. ...Оппозиция была, есть и будет. Причем в демократическом государстве она по определению всегда сильная и многочисленная. При этом не всегда властным структурам достает политической воли с оппозицией сотрудничать. Так что исторические шансы всем нам надо творчески использовать. На благо демократии и против авторитаризма".

Вот такие передовицы писали. Но этого не помнят. Более того, советник Ниязов непонятно к чему вспомнил про убийство Медета Садыркулова в марте 2009 года, якобы в тот момент "Вечерка" "три дня писала прогноз погоды там, где обычно писала про преступления. Затем появилась статья с предупреждением всем смертным, что может случиться в оппозиции". Так его процитировали коллеги из информагентства.

Это уже явная дезинформация. Газета "Вечерний Бишкек" была единственным изданием, которое отреагировало оперативно. Корреспондент газеты утром в пятницу, 13 марта, был на месте гибели Садыркулова и Слепченко с фотоаппаратом. А поскольку пятничный номер уже вышел, в понедельник, 16 марта, на первой полосе под рубрикой "Шок!" вышла публикация "Кто сгорел в "Лексусе"?" Фотографии были ужасающие, но руководство газеты взяло смелость дать их в печать. В тот же день редактору звонила возмущенная Оксана Малеваная, которая тогда возглавляла секретариат президента: мол, как вы можете такое публиковать?! Вы что, хотите, чтобы пришли "они"?

И позже эту тему не замалчивали. Писали, например, как депутаты обсуждали это происшествие. К примеру, 1 мая 2009 года вышел репортаж "Вокруг нашумевшей автокатастрофы", где идет ссылка на выступление депутата от СДПК Розы Отунбаевой, которая заявила, что в этом случае "не стоит исключать версию умышленного убийства".

***

Правда, она такая - может, как зеленый росток, пробиваться сквозь асфальт. Так стоит ли сражаться с журналистами, развязывать против них информационные войны, втягивать коллег из разных изданий в цеховую перепалку?

Правительственная пропаганда устами Фарида Ниязова в течение уже полугода промывает мозги почти всех граждан и даже медиаэкспертов, убедив их, что события вокруг "Вечернего Бишкека" - чисто хозяйственный спор, поэтому этим делом должен заниматься только доблестный кыргызский суд.

Кто же против? "Вечерка" тоже за.

Если бы это был чисто хозяйственный спор, имел ли право суд вообще брать к рассмотрению исковое заявление Александра Рябушкина, когда он еще 15 лет назад продал свою долю в рекламной компании "Рубикон" и тем самым перестал иметь к ней какое–либо отношение?

"Вечерка" пыталась доказать этот и другие факты в суде юридическими мерами, но за эти прошедшие полгода вокруг нее уже началось еще три других судебных процесса, в которых доводы "Вечерки" во внимание не принимаются, а все незаконные претензии Рябушкина удовлетворяются.

Именно поэтому "Вечерка" опубликовала два обращения 17 и 22 апреля, в которых ясно отметила, что без вмешательства власти такое безобразие с судебными процессами не могло осуществиться, и назвала конкретные имена - кто мог влиять на суды. Это советник президента Фарид Ниязов, первый заместитель руководителя аппарата президента Икрам Илмиянов.

Сразу после второго обращения вечером 23 апреля громогласно было объявлено, что Илмиянов подал на имя президента Алмазбека Атамбаева прошение об отставке. Но, в отличие даже от премьер–министра Джоомарта Оторбаева, отставку которого президент принял в течение суток, просьба Илмиянова рассматривалась 4 дня, и президент уволил его только вчера.

Уже одно это указывает на его особое положение в иерархии власти. И именно об этом были оба обращения "Вечерки". Однако Ниязов, собравший в пятницу журналистов, чтобы объяснить особенности будущей отставки Илмиянова, не отвечал по существу, а пустился в пространные рассуждения в целом и общем.

И почему за Илмиянова отвечал Ниязов? Можно предположить, что потому же, почему и все остальные министры и депутаты пытались решить или продвинуть свои вопросы именно через этого формально второстепенного чиновника, но обладавшего влиянием, которому могли позавидовать даже самые высокие чины государства.

И именно об этом писала "Вечерка" - почему человек, работавший до 2009 года водителем, но который в течение следующих двух лет взлетел до поста заместителя главы президентского аппарата, который был способен на большее, чем его непосредственный шеф? Такая карьера, наверное, не снилась даже самым талантливым государственникам, окончившим гарварды и оксфорды.

И именно об этом были оба обращения "Вечерки" - кто должен работать в аппарате президента как центре аналитических стратегических разработок? Почему государство так низко опускается? Почему президент доверяет государственные дела своему вчерашнему водителю? Какие такие великие вопросы решил Илмиянов? С кем он в последнее время провел переговоры? Какие конфликты уладил? Какие простаивавшие предприятия запустил? Кого воспитал и взрастил? Вот о чем спрашивал "Вечерний Бишкек".

Личная преданность президенту - это личное дело президента и его преданных. Майрам Акаева тоже была очень предана президенту, преданнее не бывает. Но чрезмерная преданность одному привела к преданию интересов всех других.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД