Клара Сооронкулова: Власть ввела биометрию для фальсификации выборов

Самого известного судью в Кыргызстане Клару Сооронкулову сегодня все-таки уволили, так и не дав ей слово. Парламент предпринял для этого целых три попытки, по сути, голосуя "до победного", пока количество голосов за отставку не перевесило те, что против. Нарушив все возможные нормы своего же регламента, слуги народа тем самым исполнили волю президента, который досрочно потребовал увольнения судьи Конституционной палаты Верховного суда.

Причиной, по которой Сооронкулова лишилась работы, стала ее готовность объявить закон об обязательной биометрической регистрации кыргызстанцев нелегитимным – каковым он, по сути, и является. А позже она сообщила, что ее руководитель – председатель Конституционной палаты Мукамбет Касымалиев – неоднократно оказывал на нее давление.

В итоге, несмотря на возмущение общества, правозащитников, почти ежедневно проводимые акции в поддержку служительницы Фемиды, ставшей жертвой административного ресурса, и даже заявления главы Венецианской комиссии, судью с должности сняли. "ВБ" встретился с ней, чтобы выслушать все доводы и услышать аргументы.

- Клара Сыргакбековна, у вас веселый голос...

- У меня вполне хорошее настроение. Многие, наверное, думают, что моя должность – это недостижимая высота, что я плачу, переживаю. Но это абсолютно не так. Я была когда-то назначена Розой Отунбаевой и выбрана этим же созывом парламента до предельного возраста. Этот же парламент меня снял, и вы сами видели, как это было.

- Как оцениваете решение депутатов и ту форму, в которой это было сделано?

- Мне кажется, здесь даже комментировать нечего. Все было настолько наглядно, показательно, настолько по-хамски... Депутаты плевать хотели на свой собственный регламент, на Конституцию. Это была просто откровенная наглость: дважды им не понравились итоги их же голосования. Причем, как бы они ни старались завуалировать это, но каждый раз от этих результатов сами же были в шоке. В третий раз – не мытьем, так катаньем – они получили, что хотели. Все сегодня прошло гладко и ровно – вопрос решили. И это яркое свидетельство полного произвола. У меня просто нет слов. Если я раньше возмущалась действиями Совета судей, то теперь даже не знаю, что сказать. Нет, как говорится, комментариев.

Но это все очень печально. Можно сколько угодно ругать власть, но самое страшное, что даже после всех потрясений и революций мы приходим к такому результату. Сегодня – это не просто мой вопрос, это вещи системные, мы все это знаем. И также мы знаем, чем заканчивается подобный произвол властей. Но они ничему не учатся, никаких уроков из истории не извлекают.

- Готовы как-то побороться за должность, опротестовать решение?

- Что-то делать в этой системе бессмысленно. Обжаловать решение парламента о моем увольнении я не могу, это четко указано в законе о статусе судей. Также быть услышанной мне не дали ни президент, ни Совет судей... Хотя это мое право. Я просила и ряд депутатов обеспечить возможность моего выступления на пленарном заседании. Люди пробовали. Не получилось. Итог вы видели: 77 человек отдали свой голос за то, чтобы человек не выступал. И это нонсенс, когда человека не могут даже выслушать. Сегодня мне жаловаться некуда, остается лишь жаловаться народу, который их избрал. Вот и будем говорить с вами.

Вместе с тем надо сказать, что не все 120 депутатов были зарегистрированы на это голосование – часть не пришла, чтобы в этом не участвовать. То есть не все оказались подручными марионетками. Были те, кто держался принципиальной позиции. Восхитила позиция "Ата Мекена", все-таки у них есть лидер и партийная дисциплина.

Отдельное спасибо хочу сказать представителям СМИ. Они проявили принципиальность. В первую очередь журналисты защищали не меня как личность. Это был определенный вызов системе, способ не подчиниться ей. И это – позиция, которая достойна уважения. И это – позиция народа.

- Ваш вопрос давно политизирован. Но начиналось все с биометрии. О том, насколько это опасная вещь, предупреждали и говорили многие, но только не чиновники и власти. Почему же вы выступили против?

- Придет тот день, когда все станет понятно. Пока процесс этот шел, я ничего не могла сказать – вопрос находился на рассмотрении Конституционной палаты, все обрастало домыслами, слухами. Но сейчас могу открыто сказать: я подготовила проект о неконституционности, и он касался обязательности биометрической регистрации. Это грубое нарушение прав человека!

То, что собирается, это уникальные данные человека, свойственные только ему. И каждый должен сам решать, хочет он их доверить государству или нет. Это исключительное личное право каждого. Лишь малая часть может быть в этом праве ограничена. Это люди с профессией повышенного риска. А в большинстве случаев – это потенциальные преступники. Ну так что, мы все потенциальные преступники, чтобы нас всех биометризировать?

И потом, какая может быть обязательность биометрической регистрации, если это не обеспечено принудительными мерами? Зачем создавать откровенно глупые нормы, если нет обеспечения? К примеру, если мне бы сказали: "Вы, Сооронкулова, биометрию не сдаете, мы вас арестуем". Или бы насильно палец приложили, тогда был бы механизм обязательности. Но это, безусловно, было бы грубейшим нарушением прав человека. Так зачем надо было вводить обязательность биометрии, если при этом механизм обязательности не обеспечен? Вот это и был основной вопрос, который в суде ставили правозащитники Нурбек Токтакунов и Токтайым Уметалиева.

Но, к сожалению, наши депутаты в этой биометрии ничего не смыслят. Им тупо, в недрах аппарата президента, разработали законопроект, вице-премьер Тайырбек Сарпашев популистски его объяснил, пролоббировал. Те, не разбираясь, приняли.

Но ведь биометрия должна быть направлена не против народа, а во благо ему. Сделайте защиту, чтобы человек доверял государству, тогда это имело бы смысл. Но нет, вопрос начали политизировать, говорить, что Сооронкулова не хочет честных выборов. Только выборов это вообще не касалось. И если бы власти и депутаты хотели меня выслушать, я бы это все рассказала. Но это было настолько стойкое сопротивление, что я поняла: они очень боятся, не дай бог, чтобы я открыла рот.

Но я никак не связывала вопрос биометрии с выборами. И не была против. Я что, дура, быть против биометрии? Это хорошо, это очень высокая технология. Но не такими же первобытными методами все должно делаться. Не только общество должно быть готово к этому, но и государство. Как минимум это должен быть настолько высокий уровень защиты, чтобы не было сомнений.

В целом, как сегодня власти на выборах хотят использовать биометрию, я, конечно, знаю. Но это тема для других заявлений. Все-таки я ученый, и потому не могу так популистски утверждать. Когда найду подтверждение всем заявлениям, смогу все обосновать, тогда и раскрою схему. Но пока хочу сказать, что чистые и прозрачные выборы – это просто миф. И именно биометрию власть вводит для их фальсификации. Я сейчас дополнительно исследую этот вопрос и после представлю его подробно.

- Вы, конечно, не сдавали биометрические данные?

- Нет и не буду. ГКНБ дало официальное заключение: "Биометрические данные - это государственная тайна. Должны храниться под грифом "Совершенно секретно". Но сегодня ни на законодательном, ни на организационном уровне защиты нет. И все это в совокупности создает угрозу национальной безопасности. Если завтра наше графическое изображение лица, наши цифровые подписи и отпечатки пальцев будут в открытом доступе, что будем делать? Я даже не удивлюсь, если сами же депутаты вдруг станут жертвами этой биометрии.

- С кем или какой инстанцией связываете давление на вас?

- Однозначно это аппарат президента. За время моей работы никакого другого давления, кроме как из аппарата президента, не было.

- Вам когда-нибудь угрожали?

- Прямых угроз не было. Удавалось находить какие-то компромиссы. Но чаще всего меня за время моей работы в Конституционной палате критиковали и говорили, что я работаю против государственных интересов, всегда ставили в упрек, что я никогда на госслужбе не работала, что я чистый теоретик. Но когда такое давление стало принимать гипертрофированные формы, все это вылилось вот в такой мой протест. И он обернулся моим освобождением. Логично.

- Понимаю, вы женщина смелая, но неужели не бывает страшно за себя?

- Нет. Наверное только один раз в жизни, когда была членом ЦИК и когда мы затягивали с признанием результатов выборов, потому что во многих районах они были проведены крайне грязно. Я была ответственна за Ош. Тогда, если помните, было решено поднять протоколы, чтобы еще раз сверить результаты. Когда я подняла бюллетени по Ошу, была просто в шоке – не стесняясь, ребята ставили в графах "умерла" галочки за кандидатов. Когда я видела стопками не розданные типографские бюллетени, которые даже не удосужились кинуть в урны, а просто закинули в общую массу, я не могла прийти в себя. И это сделал не избиратель, которого принуждают биометризировать, это сделала комиссия.

А после ко мне подошли и сказали, что если я не закрою рот, это может печально для меня закончиться...

- Кто поддерживает вас в сегодняшней ситуации?

- Я никогда не была активна в соцсетях, но сейчас у меня там столько друзей и сторонников, что всех не сосчитать. Конечно, поддерживает семья, мои четверо детей, братья, родители, которые, несмотря на свой преклонный возраст, сегодня вышли на митинг в мою поддержку. Многие, в общем.

- Чем теперь займетесь?

- Есть такая фраза: "Если ты не занимаешься политикой, политика займется тобой". И я считаю, видеть весь этот беспредел и ничего не делать – значит участвовать в нем. Нет, я не собираюсь выводить массы и свергать власть. Есть много достойных, честных и законных способов. Будем бороться, заниматься просветительской работой. Докторскую нужно написать, уже и тема готова. Меня интересуют история и теория права. Напишу и на тему "Политико-правовая история политических грабель". Думаю, вы поняли, о чем это. В стране появляются общие закономерности, характерные симптомы, которые можно анализировать.

- Пойдете ли на предстоящие парламентские выборы в составе одной из партий?

- Нет, я об этом не думала. И предложений таких пока не было. Но хотелось бы с чистого листа начать все в стране, чтобы больше вкладывать в подрастающее поколение, еще не испорченное, чтобы оно развивало страну.

Пока естественным образом не вымрет это поколение, которое сформировалось в тоталитарно-авторитарное время, мы, наверное, ничего и не добьемся. Но ждать мы не можем. Значит, надо что-то делать. И не молчать – это тоже хороший способ...

История вопроса

Кампания по сбору биометрических данных в Кыргызстане стартовала в августе прошлого года. Всех граждан старше 16 лет обязали сдать отпечатки пальцев, цифровую фотографию и собственноручную подпись. Как ранее заявлял ответственный за проект вице-премьер Тайырбек Сарпашев, с такими технологиями "фальсифицировать выборы невозможно". Однако многие кыргызстанцы отказались сдавать биометрические данные, руководствуясь несколькими причинами: во-первых, процедуру сделали обязательной, пригрозив, что в противном случае людям не дадут использовать свой голос на выборах. Это, безусловно, нарушает конституционные права граждан. Во-вторых, ГРС не обеспечила безопасность и конфиденциальность собираемых данных. Все они заливались на незащищенные ноутбуки и хранились в компьютерах у сборщиков. Из регионов их везут на обычных флешках, после чего работники ГРС внесут данные в общую базу данных и зальют на сервер. Затем будет создаваться единый госреестр населения (ЕГРН), который, впрочем, вряд ли будет полным с учетом "отказников".

На недавнем заседании парламента депутат от фракции "Ата-Журт" Мыктыбек Абдылдаев задал вице-премьеру следующий вопрос: "Население Кыргызстана составляет около 6 млн человек. Вы по факту собрали биометрические данные у 2,5 млн человек. Как вы будете разруливать ситуацию, если не соберете у необходимого количества людей биометрические данные? У нас порядка полумиллиона людей имеют гражданство других стран, и они, естественно, не будут проходить биометрию".

В ответ Тайырбек Сарпашев привел свои подсчеты. "В настоящий момент биометрию прошли почти 90% людей, проживающих в стране. Это хороший показатель", – заверил он.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД