Юбилейный год захвата "ВБ": Суд оценил холдинг в полмиллиона сомов

Судья Первомайского райсуда Бишкека Айнура Сатарова подарила 18 августа Александру Рябушкину весь "Вечерний Бишкек" вместе с рекламной фирмой "Рубикон" и со всем его имуществом и акциями.

Сатарова вынесла определение (именно определение, а не решение, как это положено в таких вопросах по Конституции) об изъятии у Александра Кима и Анны Власенко в пользу Александра и Галины Рябушкиных оставшейся 50-процентной доли в уставном капитале "Рубикона", а также 24 тысяч 338 простых и 648 привилегированных акций "Издательского дома "Вечерний Бишкек" общей номинальной стоимостью 597 тысяч 650 сомов – все, чем Ким и Власенко владели. Отметим, имущество в виде торговых знаков, недвижимости и пр. являются собственностью юрлиц.

Если следовать таким методам отправления правосудия, не нужна никакая Конституция, никакие законы об имуществе и правила об его изъятии, никакая логика и вообще здравый смысл – просто, если сверху сказали отобрать от такого-то то-то и передать такому-то, судья выносит определение "о взыскании солидарно в пользу [имярек] убытков в виде упущенной выгоды в размере [сумма]…путем прямой передачи взыскателям". Зачем разбираться в ситуации, подсчитывать убытки или сравнивать аргументы? Просто "взыскать" и "передать".

Рябушкины, продавшие свою 50-процентную долю в "Рубиконе" фирме Адиля Тойгонбаева в апреле 2000 года, подали ровно год назад иск в суд в отношении нынешних владельцев "Рубикона" Кима и Власенко. Рябушкины не были надлежащими истцами (продали они свою долю одним людям, а стали требовать ее возврата через 14 лет у других), и даже если бы они были истцами надлежащими, срок давности по таким делам составляет 3 года. Несмотря на это, гуманный кыргызский суд в прошлом сентябре (судья Эмиль Аксамаев) постановил отобрать у Кима и Власенко 50 процентов доли и передать Рябушкиным.

Так как после революции 2005 года фирма Тойгонбаева "Петровски копорейшн" исчезла в неизвестном направлении, Ким и Власенко обратились в суд и вывели ее из числа учредителей, став 100-процентными владельцами "Рубикона". Судебное решение об этом имеется, но переставшей быть учредителем фирме "Петровски копорейшн" надо было выплатить компенсацию, однако она об этом до сих пор не заявляет и на горизонте не появляется.

Рябушкин обращался с иском в том же 2005 году, пытаясь аннулировать свое собственное соглашение о купле-продаже 50-процентной доли от 26 апреля 2000 года, но суд признал продажу законной – он перестал иметь отношение и к "Рубикону", и к "Вечернему Бишкеку" с момента продажи. И сделал он это добровольно, потому что работал при Тойгонбаеве гендиректором рекламной фирмы "Айрек" – финансового центра "Вечерки" тех лет.

После очередной смены власти в 2010 году Рябушкин снова обратился с иском, но Межрайонный суд Бишкека признал, что Рябушкин утратил свое право собственности еще в 2000 году, и эти два судебных решения, вынесенные в начале 2006 и начале 2011 годов, давно вступили в свою законную силу.

Однако окружение президента Алмазбека Атамбаева, которое прибирает сейчас к рукам все, что движется и шевелится в стране, решило завладеть и "Вечеркой", потому что, во-первых, она имеет собственную типографию (ни одна другая газета в стране не имеет свою типографию, а значит, не является технически независимой). Во-вторых, "Вечерка" независима от властей финансово и ничего от властей не просит. В-третьих, являясь независимой и технически, и финансово, она позволяет себе проводить независимую редакционную политику. А это совсем не в интересах власти.

Исполнителем желаний власти был выбран Рябушкин, поэтому каждое его требование любые суды беспрекословно удовлетворяют, а протесты, ходатайства и другие заявления "Вечерки" остаются без внимания. Уже даже известны имена людей, кто станет главным редактором "Вечерки" после завершения всех процедур рейдерского захвата, кто станет директором издательского дома и редактором веб-сайта – все они приближенные к власти люди.

20 мая Первомайский райсуд (судья Алмаз Калыбаев) принял решение о присуждении Рябушкиным 388 млн сомов компенсации, хотя они в своем исковом заявлении не указывали никаких конкретных сумм, просто просили компенсировать упущенную выгоду за 10 лет (это при срока давности в три года), откуда судья взял эту миллионную сумму, наверное, так и станется неизвестным.

Однако если следовать правилам и законам, чтобы взыскать с ответчиков такую сумму, необходимо было провести оценку имущества Кима и Власенко, а также "Рубикона". По словам различных экспертов, активы "Рубикона" составляют более миллиарда сомов, так что в "прямой передаче" акций не было никакой необходимости, однако выполнение всех процедур отнимает время, а активы нужны "здесь и сейчас" – до выборов.

При этом рейдеров, стоящих за Рябушкиным, не интересует то, что при выполнении надлежащих процедур в государственный бюджет поступило бы около 60 миллионов сомов госпошлины, они жертвуют этой суммой, лишь бы "Вечерка" как можно быстрее перешла в их руки. То есть, личные меркантильные и политические интересы окружения президента гораздо выше государственных.

В последнем заявлении Рябушкина от 12 августа требования присудить ему акции путем "прямой передачи" не было, судья оказалась знающей интересы Рябушкина лучше него самого, и это является нарушением норм Гражданско-процессуального кодекса. Заявление было рассмотрено в рамках статьи 209 ГПК, согласно которой выносятся только "определения", а не "решения", но эта статья касается только тех вопросов изменения порядка исполнения судебных решений, которые не касаются отчуждения собственности.

По Конституции же (пункт 2 статьи 12) "собственность неприкосновенна. Никто не может быть произвольно лишен своего имущества. Изъятие имущества помимо воли собственника допускается только по решению суда". Однако судья Сатарова вынесла не "решение", а "определение", потому что для подачи протеста против определения предусматривается только 10 дней, а для опротестовывания решения – целый месяц. Причина та же – приближаются выборы.

И даже то, что акции, принадлежащие Киму и Власенко, находятся под арестом, наложенным Первомайским райсудом, и это решение утверждено городским и Верховным судами, для Сатаровой не представляет препятствия. И то, что по закону "Об акционерных обществах", преимущественным правом приобретения акций обладают в первую очередь акционеры, во вторую очередь – само акционерное общество, и только потом – третьи лица, тоже для нее не указ.

Разве можно после этого весь этот политически заказанный процесс называть "чисто хозяйственным спором", как ситуацию преподносят советники президента, которые не брезгуют готовить анонимные спецрепортажи с очернением "Вечерки" и выводить их в эфир через Общественный телеканал, а президент открыто заявляет на встрече с журналистами и экспертами, что владельцы издательского дома должны быть наказаны?

О законах, нормах права и приличиях и речи быть не может, просто реализуется древний принцип: "Карфаген должен быть разрушен". Так решил хозяин. Так ему внушило его окружение. Так хвост вертит собакой. Так юриспруденция становится служанкой политики. Так чьи-то желания ставятся выше законов. Так разрушается правосудие. Так попираются принципы уважения собственности. Так уничтожается государство.

Есть старый анекдот – один чиновник говорит другому: "Вот два прибавить два – четыре, и дважды два тоже – четыре. Но я никак не пойму, почему три прибавить три – шесть, однако трижды три отчего-то – девять?" Второй (видимо, начальник) говорит первому: "Нечего тебе складывать и умножать. Тебе надо только отнимать и делить!" Нынешние власти хотят и умеют только отнимать и делить.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД