10 мыслей о боли, фамилии и самокритике балерины Мадины Минжилкиевой

Спросите себя: задумывались ли вы о том, что влияет на поведение и выбор разных людей? Что думают известные и не только кыргызстанцы о простых и близких всем нам вещах и явлениях? Через что им приходится пройти, чтобы добиться успеха и признания в своих сферах?

В рубрике "10 мыслей о…" мы беседуем с выдающимися, примечательными, интересными людьми. Врачами, актерами, певцами, финансистами и просто кыргызстанцами разных возрастов, пола и социального положения.

Они делятся своими мыслями о надеждах, сомнениях, свободе, творчестве, ценностях…

Мадина Минжилкиева

балерина Кыргызскогого национального академического театра оперы и балета им. А. Малдыбаева, заслуженная артистка КР

В первую очередь я себя ощущаю, конечно, мамой. У меня трое детей, три сына, моя гордость.

На работе я балерина. А на работе я большую часть времени нахожусь – с утра до вечера. И один только выходной - понедельник. Так что, считаю, что я балерина в полной мере.

Известная фамилия, конечно, мешала мне в детстве, потому что много раз меня упрекали этим, я болезненно все воспринимала.

Хотела поменять на мамину фамилию, но меня папа вовремя остановил. А сейчас я могу сказать, что я всего добилась сама, без всякой фамилии, своим упорным трудом.

Мне нравилось трудиться и через что-то переходить, стремиться к чему-то. Мне нравилась даже та боль, крепатура мышц… Мне кажется я в нужное русло попала.

Я такая, какая есть. Я не стараюсь играть.

На сцене ты королева, принцесса, Китри, ты вся в жемчугах, в костюме, с прическами. Ты играешь разные роли: положительные, отрицательные. А в жизни я обычный человек.

Живу, когда я на сцене. Потому что сцена – для меня все.

Бывают такие нагрузки бешеные, что не обходишься без травм. Бывает и косточки болят, и травмы такие, что у тебя через две недели спектакль и никуда не денешься, на обезболивающих сидишь 12 дней.

Хочется насладиться последними моментами, потому что у нас балетный мир очень короткий и все быстро очень заканчивается.

После третьего ребенка, выйдя из декрета, очень тяжело, конечно, восстанавливалась. Все болело до такой степени, что я даже на ноги встать не могла утром нормально.

Для меня не важно, сколько оплачивают у нас в театре, высокооплачиваемая она [работа] или нет. Это мое любимое дело, без которого я жить не могу.

Творческие люди все молоды душой, поэтому мы всегда молоды.

Не хватает смелости у меня избавиться от самокритики. Я очень самокритичный человек, никогда себя не хвалю.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД