10 мыслей о горах, прошлой жизни и церкви альпиниста Максима Черкасова

Спросите себя: задумывались ли вы о том, что влияет на поведение и выбор разных людей? Что думают известные и не только кыргызстанцы о простых и близких всем нам вещах и явлениях? Через что им приходится пройти, чтобы добиться успеха и признания в своих сферах?

В рубрике "10 мыслей о…" мы беседуем с выдающимися, примечательными, интересными людьми. Врачами, актерами, певцами, финансистами и просто кыргызстанцами разных возрастов, пола и социального положения.

Они делятся своими мыслями о надеждах, сомнениях, свободе, творчестве, ценностях…

Максим Черкасов

альпинист, экстремал, сноубордист, путешественник

Я себя ощущаю, наверное, свободным абсолютно человеком, человеком мира. Люблю путешествовать, не привязан ни к чему, мне так кажется.

В детстве я мечтал стать археологом, космонавтом, но это были лишь слова. Начал осознавать, что горы мне очень нравятся где-то лет с 8-9. Первый поход был в 10 лет.

Изначально я хотел быть сноубордистом, а не альпинистом. Я не мог позволить себе этого и просто начал ходить в горы. Ну и со временем моя мечта осуществилась, но я уже прирос к альпинизму.

В сноубординге все как-то происходит быстро, мимолетно. Мне альпинизм чем нравится, что ты в каком-то напряжении находишься несколько дней, недель. На сноуборде ты поднялся, спустился. Если все удачно прошло, ты живой, если нет – не повезло.

Альпинизм для меня самый серьезный, я бы сказал, вид экстрима.

Это сейчас практически моя жизнь и хобби, и я зарабатываю этим – работаю горным гидом. В свободное время от работы просто хожу в горы, лазаю в них для себя, для удовольствия.

Мне нравится в горах то, что они постоянны. Ты возвращаешься вновь и вновь и они стоят неизменными. […] В жизни, среди людей, в социуме нет постоянства, а там я его ощущаю, и, конечно, свободу вдали от цивилизации.

Там [в горах] какая-то своя атмосфера и это, можно сказать, как церковь моя. Я туда хожу и мои мысли очищаются, мне там хорошо, уютно, комфортно.

Мне кажется, я в прошлой жизни был каким-то отшельником, монахом и это, наверное, передалось. Я немножко верю в эти вещи и что-то раньше было. Наверное, отпечаток остался может быть оттуда.

Там [в горах] нет власти ни над кем. Там только ты и природа. Ты в какой-то мере себя ощущаешь свободным, но абсолютно свободным – нет, потому что что-то может произойти и все. И уже ты не будешь свободным.

В 2010 году я пролетел 50 метров, но не по вертикали, а по льду, но я почему-то знал, что страховка выдержит. У меня даже мысли не было, что мы с другом улетим еще дальше. Какая-то уверенность была.

Я себя ощущаю лет на 18-20. Детство во мне, конечно, присутствует еще.

Когда ты пройдешь сложную гору и спускаешься уже вниз – вот этот моменты ты переживаешь несколько часов, что все прошло. И ты прям живешь в этот момент, что ты не зря этот день прожил.

На восьмитысячник то, что я взошел, это для меня была такая победа личная. Я не знал, как себя поведу на такой высоте, но это, можно сказать, апогей пока моей альпинистской карьеры.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД