Биометрия по-кыргызски: закон против Конституции

Биометрическая кампания в Кыргызстане завершилась большим скандалом - уволили судью Конституционной палаты Верховного суда Клару Сооронкулову. Парламент предпринял для этого целых три попытки, по сути, голосуя "до победного", пока количество голосов за отставку не перевесило те, что против. Нарушив все возможные нормы своего же регламента, слуги народа тем самым послушно исполнили волю президента, который потребовал досрочно уволить представительницу Фемиды.

А причина, по которой Сооронкулова лишилась работы, до банальности проста - судья собиралась объявить закон об обязательной биометрической регистрации кыргызстанцев нелегитимным – каковым он, по сути, и является.

В итоге, несмотря на возмущение общества, правозащитников, почти ежедневно проводимые акции в поддержку судьи, ставшей жертвой административного ресурса, и даже заявления главы Венецианской комиссии, ее с должности сняли.

Немногим позже Сооронкулова дала эксклюзивное интервью "ВБ". Среди остального она сказала:

"Биометрия должна быть направлена не против народа, а во благо ему. Но вопрос начали политизировать, говорить, что Сооронкулова не хочет честных выборов. Только выборов это вообще не касалось. Я никак не связывала вопрос биометрии с выборами. И не была против. Биометрия - это хорошо, это очень высокая технология. Но не такими же первобытными методами все должно делаться. Не только общество должно быть готово к этому, но и государство. Как минимум должен быть настолько высокий уровень защиты, чтобы не было сомнений.

В целом, как сегодня власти на выборах хотят использовать биометрию, я, конечно, знаю. Чистые и прозрачные выборы – это просто миф. И именно биометрию власть вводит для их фальсификации".

Теперь экс-судья Конституционной палаты представила "ВБ" основные пункты своего решения по делу о том, насколько Закон "О биометрической регистрации граждан" можно считать конституционным:

1. Права и свободы человека являются высшей ценностью, они действуют непосредственно, определяют смысл и содержание деятельности законодательной, исполнительной власти и органов местного самоуправления (часть 1 статьи 16 Конституции КР). Все это в полной мере относится и к праву на неприкосновенность частной жизни и смежным правам, закрепленным в Конституции КР - право на тайну корреспонденции, права на неприкосновенность жилища, на тайну конфиденциальной информации и информации о частной жизни, право на неприкосновенность личности.

Конституционное право на неприкосновенность частной жизни как юридическая категория закрепляется и в международно-правовых документах в качестве самостоятельного личного права и в комплексе с другими смежными правами. Всеобщая Декларация прав человека устанавливает: "Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств" (статья 12). Аналогичным образом данная норма изложена в Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 17).

Международно-признанное право человека на неприкосновенность частной жизни и конкретизация закрепляющей его конституционной нормы, осуществляются в отраслевом законодательстве: конституционное, гражданское, трудовое, семейное, административное, уголовное, уголовно-процессуальное право содержат нормы, регулирующие различные аспекты этого права.

Категория "частная жизнь" не имеет строгой правовой дефиниции. Частная жизнь - это сфера личного усмотрения, контролируемая самим человеком и свободная от внешнего направляющего воздействия. С правовой точки зрения это означает, что частная жизнь как ценность нематериального характера свободна от регулирующего правового воздействия, но обязана иметь правовое обеспечение – защищаться законом от произвольных посягательств извне, в том числе и со стороны государства, путем установления границы допустимого, легитимного вторжения, являющегося одновременно границей неприкосновенности частной жизни. Случаи возможного вмешательства государства в осуществление этого права должны быть предусмотрены законом исключительно в целях защиты национальной безопасности и общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц (часть 2 статьи 20 Конституции КР). В случаях произвольного вмешательства в сферу частной жизни Конституция КР гарантирует защиту, в том числе судебную, и право на возмещение материального и морального вреда, причиненного неправомерными действиями (часть 4 статьи 29).


2. Правовая охрана права на неприкосновенность частной жизни реализуется прежде всего через установление конституционных гарантий. От уровня гарантированности неприкосновенности частной жизни граждан зависят степень свободы личности в государстве, демократичность и гуманность существующего в нем политического режима.

Так, часть 3 Конституции КР запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, кроме случаев, установленных законом. Вышеуказанный конституционный запрет вытекает из права на неприкосновенность частной жизни и является необходимым правовым средством его реализации.

По своему смыслу и содержанию положения части 3 статьи 29 Основного закона означают предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. Соответственно, лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому сбор, хранение, использование и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускается без согласия данного лица, как того требует Конституция КР.

Сбор или распространение информации о частной жизни лица допускается лишь в предусмотренном законом порядке и лишь в отношении тех сведений, которые уже официально кому-либо доверены самим лицом и в законном порядке собраны, хранятся, используются и могут распространяться. Иное приводило бы к произвольному, не основанному на законе вторжению в сферу частной жизни лица, право на неприкосновенность которой гарантируется Конституцией КР, сужало бы понятие частной жизни и объем гарантий ее защиты.

Исходя из многообразия проявлений частной жизни человека правовое содержание информации о частной жизни не может носить исчерпывающего характера, тем самым к информации подобного рода могут относиться любые сведения конфиденциального характера, доступ посторонних лиц к которой возможен только либо с согласия гражданина, либо в силу прямого указания закона без его согласия, но со строгим и тщательным соблюдением оснований, условий и порядка ее получения и использования. В качестве основного условия работы с информацией, содержащей сведения о частной жизни лица, предусматривается его согласие на все виды действий с такой информацией.


3. Одним из важнейших направлений обеспечения права на неприкосновенность информации о частной жизни является защита персональных данных граждан.

Согласно статьи 3 Закона "Об информации персонального характера", персональными данными является информация о конкретном человеке, зафиксированная на материальном носителе, отождествленная с конкретным человеком или которая может быть отождествлена с конкретным человеком, позволяющая идентифицировать этого человека прямо или косвенно, посредством ссылки на один или несколько факторов, специфичных для его биологической, экономической, культурной, гражданской или социальной идентичности. К персональным данным относятся биографические и опознавательные данные, личные характеристики, сведения о семейном положении, финансовом положении, состоянии здоровья и прочее.

В связи с тем, что незаконный доступ, использование, распространение информации о персональных данных причиняет вред или создает угрозу его причинения правам и законным интересам индивида, и тем самым нарушает право на неприкосновенность частной жизни и конституционный запрет сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни без согласия лица, такая информация находится под особой защитой государства и отношения связанные с ней являются предметом специального законодательного регулирования.


4. Особую группу персональных данных представляют биометрические данные - биологические и поведенческие характеристики субъекта персональных данных, используемые для автоматической идентификации при установлении его личности. Биометрические данные являются устойчивыми (неизменяемыми) и уникальными анатомическими и поведенческими параметрами человека, то есть частью его самого, в число которых входят отпечатки пальцев, отпечатки ладони, результаты анализа ДНК, образ лица, сетчатка глаза, особенности строения тела, отдельных органов и тканей, работа желез внутренней секреции, различные отклонения в развитии, атавизмы, психическое состояние здоровья и т. п.

Возможность идентификации личности по характеризующим ее биометрическим данным осуществима лишь в случае создания системы учета данных, содержащих достоверные результаты первичной идентификации. Сбор, хранение и обработка рассматриваемого рода сведений с целью формирования последней глубоко затрагивают права граждан, включая право на семейную тайну, тайну усыновления, медицинскую тайну, неприкосновенность личности и т. д., и тем самым требуют особого правового механизма, регулирующего сбор, обработку, хранение, использование и защиту биометрических персональных данных. В целях регулирования отношений в указанной сфере законодателем принят Закон "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики".

Одним из требований субъектов обращения в рамках рассматриваемого дела является вопрос о конституционности обязательности биометрической регистрации (пункт 1 статьи 4, часть 1 статьи 5 Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики") в системной связи с частью 1 статьи 2 этого же закона, устанавливающей цель принятия закона – создание актуализированной базы данных граждан КР с использованием биометрических данных и пункт 2 части 2 статьи 2, определяющей задачу закона - составление актуализированного списка избирателей.

Часть 3 статьи 29 Конституции КР запрещает сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации и информации о частной жизни человека без его согласия, кроме случаев, установленных законом. В целях конкретизации данного конституционного запрета статья 5 Закона "Об информации персонального характера" предписывает, что работа с персональными данными может осуществляться держателем (обладателем) массива персональных данных только в случае, если субъект персональных данных дал свое согласие на ее проведение.

Законодатель подчеркивает, что согласие субъекта персональных данных является условием законности работы с персональными данными. Согласие субъекта персональных данных - выраженное в любой форме свободное, конкретное, безоговорочное и осознанное волеизъявление лица, в соответствии с которым субъект оповещает о своем согласии на осуществление процедур, связанных с обработкой его персональных данных (статья 3 Закона "Об информации персонального характера"). Тем самым согласие субъекта персональных данных на их обработку подразумевает не только свободное принятие решения на их передачу, но и свободное выражение своей воли. Волеизъявление - важный элемент согласия на обработку персональных данных, с которым, как правило, связываются юридические последствия. При этом следует отметить, что внутренняя воля при передаче персональных данных к обработке может выражаться прямым способом - в устной или письменной форме, а также косвенно - без предварительного уведомления оператора о своем решении.

Перед предоставлением своих персональных данных субъект должен быть ознакомлен держателем (обладателем) массива персональных данных с перечнем собираемых данных, основаниями и целями их сбора и использования, с возможной передачей персональных данных третьей стороне, а также информирован об ином возможном использовании персональных данных. Субъект персональных данных при отказе в предоставлении своих данных имеет право не указывать причины своего отказа (части 3, 4 Закона "Об информации персонального характера").

Таким образом, субъект персональных данных свободен в выборе вариантов своего поведения, формы и целей реализации предоставленного ему права в пределах, предусмотренных действующим законодательством. Принимая самостоятельно решение, субъект персональных данных не только реализует предоставленное ему право выбора, но и одновременно приобретает риск от последствий своего решения.

Законодательные требования о необходимости получения согласия субъекта данных являются общим правилом, из которого могут быть допущены исключения, которые должны быть прямо указаны в законе.

Вместе с тем в вышеуказанном законе не предусмотрены случаи принудительного либо обязательного предоставление субъектом своих персональных данных.

Следует отметить, что Закон "Об информации персонального характера" направлен на правовое регулирование работы с персональными данными на основе общепринятых международных принципов и норм в соответствии с Конституцией и законами Кыргызской Республики в целях обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина, связанных со сбором, обработкой и использованием персональных данных (преамбула закона). Он является базовым актом, устанавливающим в режиме права на неприкосновенность конфиденциальной информации критерии законности действий, связанных с обработкой персональных данных, что создает особый правовой механизм обеспечения прав субъекта персональных данных.

Между тем, пренебрегая установленным Законом "Об информации персонального характера" общим правилом о необходимости получения согласия субъекта персональных данных на их обработку, законодатель оспариваемыми на предмет конституционности нормативными положениями Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики" предписывает каждому гражданину КР в обязательном порядке предоставлять для сбора следующие биометрические данные:

  1. цифровое графическое изображение лица;
  2. графическое строение папиллярных узоров пальцев обеих рук;
  3. собственноручную подпись.

Кроме биометрических данных в обязательном порядке сбору, обработке, хранению и использованию подлежат следующие персональные данные:

  1. персональный идентификационный номер;
  2. фамилия, имя, отчество;
  3. национальность;
  4. серия и номер паспорта;
  5. свидетельство о рождении (для лиц, ранее не получавших паспорт гражданина Кыргызской Республики);
  6. пол;
  7. число, месяц, год рождения;
  8. место жительства.

Как в отдельности, так и в совокупности, подлежащие сбору персональные данные в соответствии со статьей 6 Закона "Об информации персонального характера" представляют собой сведения конфиденциального характера, и лишь с согласия субъекта данных, сведения, включающие фамилию, имя, отчество, год и место рождения, адрес места жительства могут быть перенесены в общедоступный режим.

Несмотря на то что на Закон "Об информации персонального характера" не содержит прямого указания на отнесение биометрических данных к особой категории персональных данных, дактилоскопическая информация, фотоизображение и собственноручная подпись являются потенциально уязвимыми сведениями (так называемые "чувствительные персональные данные"), незаконное использование которых создает угрозу и может нанести существенный вред правам и законным интересам субъектов данных. Согласно информации Государственного комитета национальной безопасности КР, ссылающегося на Перечень главнейших сведений, составляющих государственную тайну, утвержденного правительством от 7 июля 1995 года (№267/9), информация о биометрических данных граждан относится к государственной тайне под ограничительным грифом "совершенно секретно". Следовательно, разглашение такой информации может повлечь тяжкие последствия для обороноспособности, безопасности, экономических и политических интересов Кыргызской Республики (статья 5 Закона "О защите государственных секретов КР").

Более того, сведения о национальности относятся к специальной категории персональных данных ("особо чувствительные" персональные данные), сбор, накопление, хранение и использование которых прямо запрещаются частью 1 статьи 8 Закона Кыргызской Республики "О персональных данных". Указанный законодательный запрет вытекает из статьи 38 Конституции Кыргызской Республики, предписывающей, что никто не должен быть принужден к указанию своей этнической принадлежности, это право согласно пункту 5 части 5 статьи 20 Конституции Кыргызской Республики не подлежит никакому ограничению.

Итак, сведения, определяемые Законом "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики" как "информация, подлежащая сбору, обработке и хранению в обязательном порядке", являются конфиденциальной информацией и подпадают под защиту части 3 статьи 29 Конституции КР. Следовательно, любые действия с указанной информацией могут производиться исключительно с согласия субъекта персональных данных.

Часть 3 статьи 29 Конституции допускает возможность законодательного установления случаев, не требующих такого согласия. Однако такие случаи должны рассматриваться как исключения, изъятия из общего или основного правила. Между тем требование об обязательности биометрической регистрации, предполагающее принудительную сдачу биометрических данных установлено законодателем не в качестве исключения, а как общее правило.


5. Согласно смыслу и содержанию положений части 3 статьи 29 Конституции КР субъект биометрических данных, как собственник приватной информации, вправе самостоятельно определить, какую информацию он готов предоставить для автоматической обработки. В то же время законодатель вправе установить определенные пределы свободы воли субъекта биометрических данных. В оспариваемом законе вмешательство государства в реализацию права на неприкосновенность конфиденциальной информации выражена в обязательности предоставления биометрических данных. Осуществляя правовое регулирование отношений, связанных с ограничениями прав и свобод, законодатель обязан соблюдать требования статьи 20 Конституции, из которых вытекают критерии правомерного ограничения права на неприкосновенность частной жизни: вводимые ограничения должны быть установлены законом; любое государственное вмешательство в осуществление данного права должно обуславливаться настоятельной общественной необходимостью; ограничения должны быть целеобусловлены интересами обеспечения национальной безопасности и общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц, угроза вышеуказанным конституционным ценностям должна носить явный, а не предполагаемый характер; вводимые ограничения должны быть соразмерны общезначимым конституционным целям и должны учитывать необходимый баланс интересов человека, общества и государства; нормы, определяющие цели вводимых ограничений должны быть ясными, четкими и понятными для носителя субъективного права; вводимыми ограничениями не должна выхолащиваться сущность субъективного права.

Вышеуказанные критерии правомерности ограничений прав и свобод человека и гражданина детерминируют их юридическую допустимость, исключительность и конституционность и выступают в качестве адекватной оценки степени соблюдения конституционных предписаний при установлении ограничений.


6. Согласно части 1 статьи 2 Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики" целью принятия закона является создание актуализированной базы граждан страны с использованием биометрических данных. Согласно статьи 2 Закона "Об информатизации", базой данных является интегрированная совокупность данных, предназначенная для многофункционального использования и модификации. Создание базы данных граждан представляет собой комплекс действий по сбору, регистрации, накоплению, переработке сведений о физических лицах и систематизации сведений в базах персональных данных для решения проблем предоставления социальных услуг государственным органами, службами или иными субъектами, реализации функций осуществления государственных учетов и контроля.

Главный смысл и предназначение базы данных заключается в удовлетворении информационных потребностей физических лиц, общества или государства в результате осуществления определенных действий. При всем своем государственном и социально важном значении, указанная законодателем цель не отвечает конституционным критериям правомерности ограничений прав и свобод человека. Законы о национальной безопасности, о защите общественного порядка, об охране здоровья и нравственности населения принимаются в рамках соответствующих отраслей законодательства, ни к одной из которых не относятся вопросы базы данных граждан КР. С учетом того, что рассматриваемый закон предназначен для биометрической регистрации всех граждан Кыргызстана, он не осуществляет защиту прав и свобод каких-то одних лиц.

Таким образом, цель, указанная в оспариваемой части 1 статьи 2 Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики", не соответствуют требованиям частей 1-3 статьи 20 Конституции КР в том смысле, что в указанных целях не могут быть ограничены права и свободы человека и гражданина.


7. Пункт 2 части 2 статьи 2 Закона "О биометрической регистрации граждан КР" определяют задачей закона составление актуализированного списка избирателей. По своему нормативному содержанию и предназначению данная норма должна рассматриваться как цель, для достижения которой вводится обязательная биометрическая регистрация.

В системе правовых норм, регулирующих отношения, связанные с подготовкой и проведением выборов, списки избирателей являются главным инструментом реализации активного избирательного права. Согласно легальной дефиниции, приводимой в статье 1 Конституционного закона "О выборах президента и депутатов Жогорку Кенеша КР", список избирателей - это список граждан Кыргызской Республики, обладающих активным избирательным правом на день голосования, составляемый в электронном и бумажном видах. Список избирателей составляется по каждому избирательному участку в целях реализации прав избирателей, ознакомления избирателей с данными о себе, а также проведения голосования. Следовательно, именно включение гражданина в список избирателей является основанием для выдачи ему избирательного бюллетеня, т. е. предоставление ему возможности проголосовать. Исходя из этого, составление списков избирателей никак не может быть целью правоограничений, напротив - такая деятельность должна быть направлена на реализацию активного избирательного права. Между тем в результате обязательной биометрической регистрации из списка избирателей исключаются граждане, не желающие по каким-либо мотивам либо не имеющие возможности предоставить свои биометрические данные. Тем самым обязательность биометрической регистрации в соотносимости с целью составления списка избирателей является не только неправомерным и несоразмерным вмешательством государства в сферу частной жизни человека, но и мерой, лишающей гражданина возможности участия в выборах и препятствующей реализации фундаментального конституционного права – право избирать. В свою очередь, согласно части 2 статьи 2 Конституции, выборы являются непосредственной формой осуществления власти народа. Лишение граждан, обладающих активным избирательным правом, возможности участвовать в выборах, в конечном итоге должно рассматриваться как нарушение основополагающего принципа народного суверенитета.

Кроме этого, оспариваемые положения носят явно дискриминационный характер, так как, обуславливая реализацию конституционного права фактом прохождения биометрической регистрации, ставят граждан, обладающих в силу статьи 4 Конституции КР активным избирательным правом, в неравное положение, что является нарушением частей 2 и 3 статьи 16 Конституции КР.


8. Субъектами обращения оспаривается пункт 2 статьи 4 Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики", устанавливающий принцип открытости.

В своей правовой сущности принцип открытости (транспарентности) представляет собой закрепленное в Конституции КР (часть 3 статьи 33) и конкретизированное в нормах законов общее правило деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, предполагающее информирование граждан об осуществлении органами власти их полномочий, обеспечение привлечения граждан к обсуждению и принятию властных решений, осуществление общественного контроля за деятельностью органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Однако законодателем, исходя из содержания оспариваемой нормы, принцип открытости рассматривается в несколько ином смысле - как обеспечение доверия граждан к использованию государством биометрических данных.

Как известно, нормам/принципам присущ базовый характер, поскольку, являясь предписаниями основополагающего характера, нормы/принципы определяют цели и функциональную направленность всех иных правовых норм. Нормы/принципы, имея наивысшую степень обобщения и абстрагирования нормативных предписаний, конкретизируются посредством иных правовых норм. Вместе с тем из содержания закона, ввиду отсутствия норм, конкретизирующих принцип доверия граждан, невозможно установить, какой смысл вкладывал законодатель в оспариваемую норму.

В теоретическом аспекте принцип доверия граждан к государству признается юридической презумпцией и является одним из основных принципов правового государства. Содержание принципа доверия образует обязанность государства действовать согласно правомерным ожиданиям граждан относительно стабильности общественного порядка, справедливости и определенности правового регулирования, добросовестности. Такое доверие возможно лишь в том случае, если оно гарантировано нормативно и институционально.

Таким образом, принцип открытости и принцип доверия имеют разное правовое содержание и значение. В силу этого и по той же причине, что закрепляемый принцип не получил своего последующего развития и конкретизации в нормах Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики", оспариваемая норма не отвечает требованиям определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в общей системе правового регулирования. Исходя из специфичности сферы работы с биометрическими данными, затрагивающей фундаментальные права и свободы человека, законодателю необходимо закрепить такие основополагающие начала, которые имели бы реальную нормативную силу, способность быть ориентиром и влиять на содержание нормативных правовых актов, регулирующих вопросы сбора и обработки биометрических данных.

При этом следует заметить, что Законом "Об информации персонального характера" закреплены основные принципы работы с персональными данными, которые должны служить основой для правового регулирования отношений, связанных со сбором, хранением и использованием биометрических данных.


9. Противоречия и разобщенность норм Закона "Об информации персонального характера" и Закона "О биометрической регистрации граждан КР" свидетельствует о непоследовательности законодателя в вопросах регулирования сферы персональных данных, в результате которой сложилась ситуация отсутствия единообразного правового регулирования в данной сфере. Несмотря на базовый характер Закона "Об информации персонального характера", законодателем при принятии Закона "О биометрической регистрации граждан КР" не приняты во внимание исходные принципы и условия, связанные со сбором и обработкой персональных данных. Закон "О биометрической регистрации граждан" носит поверхностный характер, важнейшие вопросы, связанные с регулируемыми отношениями не получили должного законодательного отражения. В частности, закон не содержит гарантий соблюдения и обеспечения прав и свобод человека при осуществлении действий с биометрическими данными, в законе отсутствуют нормы, направленные на обеспечение сохранности, целостности и достоверности биометрических данных, адекватную защиту баз биометрических данных от несанкционированного доступа, законом не регламентированы права, обязанность и ответственность держателя базы биометрических данных по работе с этими данными, обязанности и ответственность государственных органов и органов местного самоуправления по использованию биометрических данных и т. д.

В подобной ситуации наделение правительства КР правомочиями подзаконного урегулирования порядка биометрической регистрации (часть 2 статьи 5 Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики") и иных вопросов, не получивших необходимой содержательной регламентации в самом законе, создает предпосылки для неправомерно широкого усмотрения правительства в вопросах, требующих урегулирования на уровне закона. Приведенный вывод подтверждается практикой применения рассматриваемого закона. Именно в силу положений части 2 статьи 5 Закона "О биометрической регистрации граждан КР" на уровне распоряжения правительства были решены такие важные вопросы, определяющие рамки ограничений прав человека, как собственно способ сбора (цифровым сканером), перечень исключений (в отношении лиц до 16 лет и лиц, не имеющих рук целиком или пальцев на руках), срок хранения данных и перечень лиц, осуществляющих сбор данных. По смыслу частей 2 и 3 статьи 20 Конституции вынесение такого рода вопросов на уровень подзаконного акта недопустимо. Все вопросы, касающиеся порядка биометрической регистрации, должны решаться только положениями закона, поскольку они неизбежно связаны с ограничением конституционных прав граждан, и только в целях, допускаемых Конституцией.

Исходя из этих же соображений, не могут быть признаны соответствующими Конституции оспариваемые часть 3 статьи 6 и нормативные положения части 2 статьи 7 Закона "О биометрической регистрации граждан Кыргызской Республики". Допущение открытого перечня случаев, когда конституционное право человека может быть ограничено (пусть даже и на уровне закона, но в целях, не допускаемых Конституцией), необходимо рассматривать как нарушение требований статьи 20 Конституции.

История вопроса

Кампания по сбору биометрических данных в Кыргызстане стартовала в августе прошлого года. Всех граждан старше 16 лет обязали сдать отпечатки пальцев, цифровую фотографию и собственноручную подпись. Как ранее заявлял ответственный за проект вице-премьер Тайырбек Сарпашев, с такими технологиями "фальсифицировать выборы невозможно". Однако большинство сдали свои данные под большим давлением. Другая часть кыргызстанцев отказалась сдавать биометрические данные, руководствуясь несколькими причинами: во-первых, процедуру сделали обязательной, пригрозив, что в противном случае людям не дадут использовать свой голос на выборах. Это, безусловно, нарушает конституционные права граждан. Во-вторых, ГРС не обеспечила безопасность и конфиденциальность собираемых данных. Все они заливались на незащищенные ноутбуки и хранились в компьютерах у сборщиков. Из регионов их везут на обычных флешках, после чего работники ГРС внесут данные в общую базу данных и зальют на сервер. Затем будет создаваться единый госреестр населения (ЕГРН), который, впрочем, вряд ли будет полным с учетом "отказников".

На недавнем заседании парламента депутат от фракции "Ата-Журт" Мыктыбек Абдылдаев задал вице-премьеру следующий вопрос: "Население Кыргызстана составляет около 6 млн человек. Вы по факту собрали биометрические данные у 2,5 млн человек. Как вы будете разруливать ситуацию, если не соберете у необходимого количества людей биометрические данные? У нас порядка полумиллиона людей имеют гражданство других стран, и они, естественно, не будут проходить биометрию".

В ответ Тайырбек Сарпашев привел свои подсчеты. "В настоящий момент биометрию прошли почти 90% людей, проживающих в стране. Это хороший показатель", – заверил он.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp



Комментарии
312
20.07.2015, 10:03

К сожалению мы возвращаемся к Бакиевским временам, только сейчас вместо братьев, сваты и лидеры партий. Если сидели в кафешках и шептались чтобы Марат не прослушал, так сегодня сидят и шепчуться чтобы фсбшники не прослушивали. Удивительно как бездумно мы сами себя на удочку как наживку прицепили и ждём когда нас съедят.

+2
Цитировать
Жалоба модератору
Карма: -4
Сумма оценок комментариев
Плюсов: 3
Минусов: 7
Комментариев: 5

Сооронкулова была против биометрики не потому, что это нарушает какие-то права человека и т.д., а была против потому,что ее попросил об этом близкий друг Равшан Жээнбеков

-3
Цитировать
Жалоба модератору
Карма: +88
Сумма оценок комментариев
Плюсов: 116
Минусов: 28
Комментариев: 194

... ну уже писал пост на эту тему ... еклмн опять зацепило ... ну что ж вы все против биометрии? ... уже и госпожа Сооронкулова "отметилась" про "это" ... во-первых, какое вмешательство в "частную" жизнь? ... вы еще фотографии на паспортах нарушением прав человека объявите ... ну как индейцы во времена Кука ... ей-ей! ... во-вторых: при чем тут выборы и биометрия? ... ну нет у нас полного кадастра населения - живем почти как в каменном веке, да еще и массово пытаемся этот процесс "углубить" ...  то что сбор биометрических данных проводится не должном уровне, с применением административного ресурса - это да ... ну всеглупость наших чинуш тоже пережить надо ...  где новых и умных да еще со знанием госязыка взять-то? ... сами замутили отказ от социализма со скатыванием в феодально-дикий капитализм ... чего уж теперь-то?!

-1
Цитировать
Жалоба модератору
55
20.07.2015, 11:30

да правильно!

Конституцию Сариев пусть читает на досуге вместе с депутатами

Сначала надо было

1) Отреформировать МВД КР,

2) Судебную систему - все суды почти с присяжными (не менее 11-15 человек), а только потом

3) массовый сбор биометричесикх данных - и то, добровольный.

Никак НЕ наоборот!

Чтобы правовой беспредел, оборотни и продажные судьи-корупционеры

не смогли использовать собранные отпечатки пальцев - в первую очередь, самих политиков и депутатов в предвыборной борьбе!

+1
Цитировать
Жалоба модератору
777
20.07.2015, 11:49

Да подождите! Сейчас они догонят, что без биометрии легче выборы фальсифицировать плюс, сам вопрос биометрии вызвал очень негативную реакцию населения, что вредит имиджу Дракона и его партии, и отменят все это дело ближе к выборам. Вангую, что именно так и будет!!!

0
Цитировать
Жалоба модератору
Вася
20.07.2015, 13:15

Судью поддерживаю, жаль только что даже судьи в верховном суде не понимают о чём идёт речь. Ключевой момент здесь в централизованной базе вместо децентрализованного хранения (в чипе паспорта), как в европейских загран. паспортах (чтобы по желанию левой пятки ноги любой товарищ майор не совал свой нос в личные данные).

Кроме того, насколько я понимаю отечественная биометрия - сбор самих отпечатков (непосредственно рисунка), как у преступников, вместо "хеша" (производного от него на основе алгоритма X). Т.е. в нашем случае, если база скомпромитирована, вы больше никогда не сможете нигде использовать отпечатки для аутентификации. В случае "хеша" такой проблемы нет, по "хешу" нельзя восстановить отпечаток, хотя все свойства отпечатка ему присущи.

Кроме того, есть ведь решения ЕСПЧ, французского конституционного суда о неконституционности подобного закона (у них тоже приняли как-то по пьяни, потом в суд отменил). Почему на этот факт никто не указывает, не знают?

-1
Цитировать
Жалоба модератору
Горожанин
20.07.2015, 16:05

Согласен с Сооронкуловой на 100 процентов.

0
Цитировать
Жалоба модератору
20.07.2015, 17:18
Карма: +474
Сумма оценок комментариев
Плюсов: 768
Минусов: 294
Комментариев: 1099

Михаил Козьмин

во-первых, какое вмешательство в "частную" жизнь? ... вы еще фотографии на паспортах нарушением прав человека объявите ... ну как индейцы во времена Кука ... ей-ей! ... 

Тут дело не в частной жизни и нарушении прав человека. Напрягает, то с каким рвением, все это делается, как используется административный ресурс и при этом граждане никакой пользы от этого не получают, даже биометрические паспорта не выдают. А еще больше раздражают сказки про то как мы здорово заживем и какие у нас будут честные выборы. К людям относятся, как к баранам, толкают всех в одни ворота и камчой подгоняют - иди сдавай биометрию или справку не получишь или с работы уволим. Вот именно это раздражает людей. Именно поэтому не хотят идти сдавать биометрию. 

-1
Цитировать
Жалоба модератору
20.07.2015, 19:46
Карма: +75
Сумма оценок комментариев
Плюсов: 154
Минусов: 79
Комментариев: 396

То что Сооронкулова принципиально стояло на позиции соблюдения духу и букве закона делает ей честь. Ее в президенты, чтобы действительно осуществить реформу в судебной системе. 

0
Цитировать
Жалоба модератору
Эл
21.07.2015, 10:10

Ну беспредел

0
Цитировать
Жалоба модератору
Комментарии от анонимных пользователей появляются на сайте только после проверки модератором. Если вы хотите, чтобы ваш комментарий был опубликован сразу, то авторизуйтесь
Правила комментирования
На нашем сайте нельзя:
  • нецензурно выражаться
  • публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
  • угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
  • публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
  • публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
  • публиковать комментарии в транслите
  • выделять комментарии заглавным шрифтом
  • публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
  • писать под одной новостью комментарии под разными никами
  • запрещается использовать в качестве ников слова "ВБ", "Вечерний Бишкек", "Вечерка" и другие словосочетания, указывающие на то, что комментатор высказывается от имени интернет-редакции
  • размещать комментарии, не связанные по смыслу с темой материала
НАВЕРХ  
НАЗАД