К концу карантина СМИ в КР могут оказаться под контролем третьих стран

Коронавирусная инфекция поставила на паузу весь наш мир. Неизвестно как надолго. Создание адекватных мер борьбы с вирусом требует времени. Вакцины не появятся раньше осени. Это почти наверняка значит, что при максимальных усилиях фарминдустрии действующие лекарства мы увидим никак не раньше. Даже позже, поскольку у нас, в Кыргызстане, их появление зависит от зарубежных поставок.

В этой долгой осаде (готовы ли мы к этому или нет, но процесс может затянуться) первоначальная задача каждого кыргызстанца – не заболеть. Выжить, чтобы потом вернуться к жизни в привычном ритме: работать, учиться, развлекаться.

Получится ли вернуть этот обычный образ жизни? Это зависит от того, как сильно изменится экономика, "переболевшая коронавирусом". А она, обещают аналитики, претерпит значительные изменения.

В частности, мир станет значительно более "онлайновым": попробовав и привыкнув, больше людей захотят работать из дома, делать покупки, оформлять сделки и организовывать переговоры через Интернет. Работодатели также, думается, по достоинству оценят возможности деловой цифровизации, поскольку это позволит им экономить средства, как минимум, на содержание офисов. Те, кто не сможет принять поствирусную, оцифрованную реальность, скорее всего, останутся не у дел.

С другой стороны, дополнительный стимул к развитию должно получить здравоохранение. Кроме того, из-за вируса не пострадают ни недвижимость, ни транспорт, ни природа (она скорее всего станет только чище). Не пострадали бы также заводы и фабрики, но их у нас нет.

В общем, можно будет начинать все сначала - как будто ничего не случилось. Можно будет отыграться за месяцы карантинов, ограничений и страха. Говорят, мир ждет потребительский и инвестиционный бум.

Правда, экономика - вещь более сложная, чем просто сумма активов и людей. К тому же, нужно понимать, что существуют особенности местной экономической модели, которые где-то помогут людям легче пережить последствия эпидемии, а где-то, наоборот, усложнят существование людей.

К примеру, в нашей стране едва ли стоит ждать после пандемии резкого скачка потребления – у людей просто не будет денег, чтобы с размахом праздновать всепланетное выздоровление.

Проблема в том, что за годы независимости Кыргызстан не сумел создать прочную экономическую базу. Мы долгие годы зарабатывали на транзите китайских товаров – сначала вполне легально и официально. После вступления в ЕАЭС эти товарно-денежные потоки стали контрабандными, о чем свидетельствуют расхождения в таможенной статистике РК и КР.

Кто-то может быть думает, что после пандемии все удастся восстановить в прежнем объеме. Но это вряд ли. Государства, в том числе наши торговые партнеры, сегодня тратят большие средства на совершенствование систем слежения и тестирования, на национализацию и локализацию критически важных отраслей. Чтобы найти слабые места в этой защите, потребуется время, силы и ресурсы. Кроме того, речь по-прежнему будет идти о нелегальных способах получения дохода, которые, разумеется, не могут стать панацеей для экономики всей нашей страны.

Сегодня можно было бы не так сильно переживать за будущее экономики КР, если бы, например, ранее достигнутые договоренности о создании совместных производств с Китаем или Узбекистаном, не остались на бумаге. Или если бы, допустим, в последние несколько лет из Кыргызстана не наблюдался массовый исход иностранных инвесторов. В том числе, из горнодобывающей сферы.

Да, кыргызстанцы в прошлом смогли доказать, что могут заставить правительство и президента принять закон, способный зарубить на корню любые геологические изыскания. Да, мы помним, что активисты сильно переживали за природу и призывали делать ставки на туризм. Но сегодня туристический бизнес в глубокой яме, а вот золото растет в цене, как и акции добывающих компаний.

Но не будем сгущать краски. Правительство КР сегодня может предпринять меры, которые помогут бизнесу – всех калибров – удержаться на плаву, что в целом благотворно скажется на всей поствирусной экономике республики.

В других странах для предпринимателей вводят налоговые льготы и существенно снижают ставки отдельных налогов. О таких мерах сообщили Италия, Германия, Нидерланды, Дания, Великобритания и США. Вдобавок многие государства пересматривают денежную политику и расширяют кредитную поддержку. Франция намерена предоставить госгарантии по кредитам малым и средним предприятиям в размере 300 млрд евро. Центральный банк Финляндии направит на льготное кредитование бизнеса 500 млн евро, а правительство Норвегии обеспечит госгарантии на сумму свыше 860 млн евро.

Налоговые поблажки и кредитные инструменты должны не только смягчить удар по бизнесу, но и стать стимулом для дальнейших инвестиций, когда пандемия будет позади.

Что будут делать в Кыргызстане?

В понедельник, на брифинге вице-премьер-министр Кыргызстана Эркин Асрандиев сообщил, что вопрос по облегчению налогообложения сейчас рассматривается. В то же время, он заявил, что "нельзя допустить сокращения соцотчислений, поскольку пострадают пенсии и пособия".

В антикризисном плане правительства не так много пунктов: рекомендации Нацбанка не взимать штрафы за просроченные сроки выплаты кредитов, а также пролонгировать их выплату до трех месяцев. Кроме того, перенесли сдачу налоговой отчетности, сроки внедрения электронных счетов-фактур, электронных товаротранспортных накладных и виртуальных ККМ. Рассматривается вопрос об отсрочке проверок бизнеса на один год.

Понятно, конечно, почему перечень мер по защите бизнеса от последствий коронавируса такой скромный – сказываются недостатки госуправления в целом и налогового администрирования в частности. Правительство должно понимать, что добросовестным налогоплательщикам в период всеобщего экономического спада просто неоткуда будет брать средства на выплаты. Бизнесмены, помимо налогов, согласно закону, должны при отсутствии фактической прибыли, как минимум, оплачивать часть заработной платы своим сотрудникам за вынужденный карантин.

Возьмем, к примеру, СМИ Кыргызстана. Они не переставали работать ни в момент объявления ЧС, ни после того, как было принято решение о вводе ЧП, сегодня стали одним из наиболее уязвимых бизнес-сегментов. Частные телеканалы, газеты и электронные ресурсы сегодня помогают правительству делать свою работу.

При этом, понятно ведь, что издания почти ничего не зарабатывают: реклама "упала". Объемы коммерческой рекламы снизились по понятным причинам. Политической рекламы тоже нет, поскольку местные выборы отменили, а проведение парламентских под большим вопросом. Если сейчас не поддержать отечественные СМИ, то к концу пандемии выживут только блогеры и те информационные ресурсы, чье финансовое состояние зависит не от коммерческого успеха, а от щедрости зарубежных доноров. Таким образом, к концу карантина все информационное поле может оказаться под контролем третьих стран.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД